21 фрагмент из жизни Франсуа Вийона

Внимание! Ссылки несут смысловую нагрузку.

Внимание!!! Нецензурная лексика

К.Кедров о Франсуа Вийоне
http://video.mail.ru/mail/fly-1/156/170.html

21 фрагмент из жизни Франсуа Вийона

1. Франсуа Вийон играет в шахматы

Ферзя я отдал за ладью, слона и пешку,
сопернику вполголоса недоброе сказал,
когда почувствовал, что близится скандал
(по скрипу стульев с матом вперемешку),
не стал, как в прошлый раз, я мешкать,
нашел окно и, спрятав короля в карман,
ушел из шахмат, как и из ночлежки
(хотя в кусты пребольно рылом пал).

2. Франсуа Вийон ищет спиртное

Ах, что-то выпить нынче очень хочется,
и сам отвечу: почему бы нет:
бухают все: медведи, зайцы, лошади,
и даже тигр порой идет в буфет;
на Гревской, всем давно знакомой площади
за су дают чекушку, за два – литр,
и к вечеру я буду квохтать кочетом
и зеленеть, как юный крокодил.

3. Франсуа Вийон читает Гете

Я не читал ту книжку, где херр Гете
цвета, как овощи, по грядкам рассадил:
здесь будет репа, там – морковь и свекла,
а у плетня еще какой-нибудь дебил
пусть колосится. Местные мальчишки
к концу июля пару рейдов совершат
на огород – легко избавят от излишков,
пусть толстый немец ловит этих лягушат.

4. Франсуа Вийон пишет сонет

Вчерась, мне помнится, я настрочил сонет
и, отложив перо, едва не проблевался.
Чуть-чуть попозже так и сделал (зря смеялся).
Должно быть, рыба мне вредна на склоне лет,
особо – та, что продают на нашем рынке,
похожем больше на огромный туалет.
Вы видели хоть раз средневековые картинки?
А я в них жил. Поэтому, пардон, считаю – нет.

5. Франсуа Вийон в бегах

О, как же я красиво убегал
от всех парижских кошек и овчарок,
от выставленных на лотках товаров,
от всех покраж, убийств, от всех пожаров,
в которых был иль даже не слыхал.
О, как же я красиво убегал
от знатных конюхов и рыцарских обедов,
от золота, и серебра, и меди,
от всех вонючих улочек на свете,
от скромников и рвущихся в скандал.
О, как же я красиво убегал
от всех соборов, шпилей и церквушек,
от кумушек, девиц и потаскушек,
от ртов и глаз, и пальчиков, и ушек,
от всех несущих и берущих дар.
О, как же я красиво убегал
от солнца, ветра, дыма, непогоды,
от всех красавцев, так же как уродов,
от дьявола и, наконец, от бога,
который (между нами) всех достал.
О, как же я красиво убегал.
__________________________________
«Туркестанский экспресс»
http://www.youtube.com/watch?v=Emv-VrE2oYU

6. Франсуа Вийон слушает испанского гитариста

На днях в одной весьма сомнительной харчевне
я встретил в дупель пьяного и наглого испанца,
сперва я с ним (шутя) немножечко подрался,
потом слегка (уже всерьез) сыграл на южных нервах,
и он, конечно же, полез в бутылку первым,
порвав струну, кричал, что все французы – лохи,
что все француженки - уродки, шлюхи, стервы –
разлил вино, монаху бок отбил и рваный ритм – эпохе.
_________________________________________________
фламенко на улице
http://www.youtube.com/watch?v=t-CjLfu9zCk

7. Франсуа Вийон наблюдает казнь

Смотрю на казнь и вспоминаю тупо,
как в детстве мы с мальчишками дрожали
при виде ведьмы – нынче парижане
уж не боятся ни чертей, ни трупов,
и, размышляю так: когда меня повесят
за миску краденого из таверны супа –
а если очень повезет – за пару песен,
то выйдет, извините, страшно глупо

8. Франсуа Вийон рассказывает анекдот

Два, видимо, весьма нетрезвые монаха
с похмелья или чтобы подчеркнуть свою вину
сожгли на Гревской площади свинью
с намеком тонким, дескать, все мы дети праха,
и возвратимся тоже, разумеется, в золу.
Но этим добрым христианам на беду
епископ, выглянув в окно, аж охренел со страха,
спросонья посчитав, что свет идет ко дну.
Теперь те два артиста скручены в дугу,
Париж гогочет, и палач, смеясь, готовит плаху.
Хочу поссать и третий час ширинки не найду.

9. Франсуа Вийон встречает смерть

Я где-то потерял свой шарф и шляпу,
к тому же руку неудачно прищемил.
Задумал я писать один длиннючий цикл,
который все искупит, но забыл,
с чего хотел начать, а воск закапал
бумагу мне, наутро оказалось – нет чернил.
На улице ноябрь - и как идти без шляпы?
Сегодня дождь так долго, нудно лил,
и говорят, что завтра снег прибудет.
За комнату я что-то долго не платил,
и все трудней в узде держать рассудок.
На дне кувшина собралась и пахнет гниль,
кот под хвостом болячку расцарапал.
И все равно - идти туда без шляпы.
Во всех углах лежит густая пыль.
Все чаще слышно по ночам, как волки воют.
Но, смерть живет, конечно, не разбоем
и к нам придет не из отеческих могил,
а просто, в дверь войдя, ответит с сапом:
"В аду, мой милый, водопад чернил.
Пора писать. Пора идти. Без шляпы."
______________________________________
«Апокриф на жизнь Франсуа Вийона»

http://www.youtube.com/watch?v=hhn14ZV3J1M

10. Франсуа Вийон вспоминает первого учителя

Один болван, случайно рухнув с колокольни,
к тому же лишнего хлобыстнув натощак,
хоть Пьером был, стал называть себя Жан-Жак
и речи стал вести весьма крамольно:
по девкам перестал ходить (хоть это и пустяк),
стал чистить ногти (странно, но бывает),
во время мессы заявил, что Папа наш – дурак,
а Бога – нет, иль он его не знает,
в конец свихнувшись, уверял: Земля – есть шар
(поспорил даже раз на собственные яйца),
зачем-то бабу спас в большой пожар,
цветочки рвал в Булони и смеялся,
читал нам наизусть каких-то иностранцев.
Жаль, в поножовщине убили оборванца.

11. Франсуа Вийон скорбит по умершему другу

С прискорбием и мукой говорю:
Мсье Верду – мой лучший собутыльник –
вчера свой угол получил в аду,
и черти не один хороший подзатыльник
ему отвесят за убийства и грабеж,
за то, что прятал в рукаве туза, иглу, напильник,
за то, что был на короля похож,
когда высовывал на улицу свой длинный,
за пару лье заметный рыжий нос,
за то, что выпивоха был весьма он сильный,
за то, что на Жан-Жака не донес,
за то, что не один под глаз всадил рубильник,
за то, что соблазнил кухарку графа,
и (хоть он не был бабник и насильник)
сестру барона, одного нетрезвого монаха,
за то, что крест держал не под рубахой,
а в кассе - в основном - трактирной.

12. Франсуа Вийон у прокурора

Поэзия, скажу я вам, - гнилое дело,
когда вам в попу смотрит прокурор –
ко мне он подбирался с давних пор,
лет десять непрерывно пухло тело –
и вот теперь тот старый содомит
в момент, совсем для этого не годный,
мне скалится своей прыщавой мордой:
«Читай, любезный», - а у самого стоит.

13. Франсуа Вийон влюбляется

Я полюбил вон ту мадемуазель,
что целый день торчит в соседней лавке
и продает булавки, травки, шляпки
и прочий бабский хлам, в котором лень
мне разбираться. Целый божий день
хозяйка - сука, наводящая порядки,
ее хуярит то метлой, то тряпкой,
а ночью сам хозяин грязный член
вставляет ей меж ног, ушей, лопаток.
Но бедная Агнесс уже взяла задаток,
и в рай не пустят с улиц Тюильри.
Она живет как ангел в гнусной жопе,
и мокрый снег в лицо мои шаги торопит.
Хоть плачь, хоть смейся, хоть ори.
__________________________________
Анжамбаман и в хронологии углы,
четыре сбоя ритма остро пахнут липой,
в сюжете псевдо-карамзинские сады
с бальзаковским смешались женским типом,
сонет – французский, тут же матюги
такие, что в носу свербят полипы -
должно быть, автор встал не с той ноги,
хотя, возможно, слишком много выпил.

14. Франсуа Вийон поет песню

Не по своей, клянусь, вине
Черт знает с кем и где шатался –
к моей дырявой голове
мотивчик странный привязался.
Я был когда-то молодым
и всем дарил колечки,
чернявых, рыжых, золотых
купал ночами в речке.
В корчме хлебнул такую дрянь,
что сразу чуть не проблевался.
Я с кем-то в шахматы играл,
но ферзь краплен был и сдавался.
Я очень быстро возмужал
и часто сучкам в течке
самозабвенно поражал
то попу, то сердечко.
Я всюду острый нож таскал.
Зачем? Да так, на всякий случай.
И он мне часто помогал
стать очень крупно невезучим.
Я много девок полюбил –
как яблок из кадушки –
но ни одной не заплатил
ни погнутой полушки.
Я церкви десять лет служил –
в монахи так и не постригся,
епископ верил мне в кредит,
а после – дико матерился.
Я много сладенькой вкусил
клубнички и малинки,
я досконально изучил
подушки и простынки.
Я твердо знаю, как экю
слепить за час (ну, два) в ажуре,
вот потому и не найду,
чем заплатить за эту тюрю.
Я, видно, зря был молодым,
раздал свои колечки.
Луна фальшивым золотым
свалилась на хрен в речку.

15. Франсуа Вийон получает удар ножом

Пока я репу трескал в кабаке
(ну не привез Колумб еще картофель),
пером своим мне нежно так похлопал
какой-то голодранец по спине,
и сразу же в повисшей тишине
карманы мне, не торопясь, обшарил,
запутавшись в дыре, назвал какой-то мамой
и выволок на улицу, чтоб не
смущать гостей хозяйских видом трупа,
но ждать не стал, чтоб свиньи появились,
что, на мой взгляд, довольно было глупо.

Наутро тело все-таки найдут
и медикам в Сорбонну продадут:
последние лет 150 – хороший бизнес.
____________________________________
"Когда меня в уличной драке"
http://www.youtube.com/watch?v=ADohoRfflvI&feature=related

16. Франсуа Вийон испытывает муки творчества

Мсье, тут муза не летала на метле?

Я каждый раз, когда луна в зените,
стою впотьмах перед окном раскрытым,
и слушаю, как в дальней стороне,
допустим, в Англии – скрипят под грузом седла…

Хотя начнем попроще: «В Лувре есть
большая комната, где денюжек не счесть».
Но, нет, - писать про Лувр уже не модно.
Писать о розах – дело королей.
О господе - гнусавят пусть монахи.
А чем бы Франсуа вам мозг затрахать?
Быть может, описанием ножей?

Ну, наконец. Явилися одические рати –
скорей пишу и прячу под кровати.
_______________________________________
Но автор этих строк в инсайте не скулит,
считая, что вокруг значительно все проще:
поел? попил? поспал? сердечко не болит?
и есть кому воткнуть холодной зимней ночью? -
и твердо зная: если в небе чё летит,
то это воробей иль злой бомбардировщик.

17. Франсуа Вийон посещает Сорбонну

По улочкам, кривым и скользким (по погоде),
где гадят люди, кони, может быть, слоны,
вы пробкой выскочите к чопорной Сорбонне –
большому зданию из римской хреноты
(что не беда - ведь на нее всегда есть мода
и центры знаний, в общем, бесполезны, но нужны).

Здесь вас обучат праву, леву, древним строфам,
по схеме объяснят, как ангелы поют,
как скальпелем извлечь экю из мертвой попы,
наденут шапочку и на костре сожгут,
(чтоб только посмотреть на ваш скелет-дистрофик,
ведь без костра не разовьешь наук).

Я здесь учился на отметки в ритме вальса,
потом чего-то спер и навсегда съебался.
___________________________________________
Мы все, как водится, учились понемногу:
один - в Париже, в Нижневартовске - другой,
один - как правильно молиться богу,
другой - как дрыгать левою ногой -
и препода всерьез считали все уродом.
Не исключение ни автор, ни герой.

18. Франсуа Вийон размышляет о любви, воровстве и искусстве

Один коллега мой, шотландский оборванец
по прозвищу (уж не пугайтеся) Лермонт,
однажды крепко взял девицу в оборот,
как водится, от живота сбежал (мерзавец),
пообещав, что песню ей такую пропоет,
что через тышшу лет всяк пьяный иностранец:
румын, узбек, монгол, еврей, албанец и афганец –
под эту песню с бабой и заснет,
и как ни странно – слово выполнил (засранец),
и даже есть весьма поганый русский перевод.

Но, как назло, король английский (сука –
от англо-саксов так и жди большой свиньи,
немало крови нашей выжрали они),
ни слова не сказав, не проронив ни звука,
на дурачка себе присвоил строки все сии,
настолько охренел, что всю страну (но им наука)
от Церкви отлучил, что стало мукой
для многих жителей зелененькой земли -
(вот каламбур!) и все из-за того, что шлюха
ему сказала: «Нет, сперва женитесь вы».

Какая гадость – кинуть так искусство!
Я спер один кошель (в нем оказалось пусто!!!),
но, чтоб не сесть, пришлось мне делать ноги.
Да… воровать – так сразу чтоб помногу.
А чтоб не потеряться в плагиате,
напишете - и прячьте под кровати.

Ах, да! Чуть было вовсе не забыл –
держите как-нибудь в узде любовный пыл,
и чтобы после не кусать вам собственные яйца,
не торопитесь надевать кольцо на пальцы.
_______________________________________
Китайской грамотой чтоб это не считать,
сначала нужно много прочитать:
Столетнюю войну и Генриха восьмого,
про русский романтизм хотя б полслова,
про оранжистов, отлежав бока,
трясясь в трамвае, - Самуила Маршака,
политику всех Пап – жуя сосиски,
и даже, бреясь, про костюм английский.
Когда прочтете это, то заржете
над баснею моей иль анекдотом.

Но песня остается на века –
вот пара ссылок на нее. Пока.
____________________________________________

http://www.youtube.com/watch?v=RTr3Xt3eNcY
http://www.youtube.com/watch?v=XoLVwUf-eoE
http://www.youtube.com/watch?v=lmOb5H8kL30

19. Комментарий к анекдоту Франсуа

По анекдотам я писал диплом.
Недели две. Но сдал. Хоть мог и краше.
С защиты вышел с чувством, будто лбом
подвинул пару Эйфелевых башен.
Но на филфаке стал уже не-нашим,
за что засунут был в один дурдом,
который в принципе не так уж страшен,
когда творишь молитву перед сном.

Теперь сбежал из тамошнего круга
в другой, где лучше продовольственный паек,
нашел себе и друга, и прислугу,
благоразумен стал, умерен, недалек.
Спасибо, господи, за хлеб, и за науку,
и за горящий в попе уголек.

20. Комментарий к первому учителю Франсуа

Я полчаса у мирозданья смог урвать.
Спит милая моя, крылом укрывшись
(ей завтра снова спозаранку страховать),
а я, в мозгах своих слегка порывшись,
с Шекспиром завожу полночный спор,
под утро с ним почти что согласившись,
провозглашаю строгий (но не новый) приговор:

«Весь мир не есть театр, весь мир – есть текст,
и в этой книге мы с тобой закладки,
и если бог забыл сменить прокладку –
страница будет кровью залита,
а если ногтем на полях черкнет свой крест –
нам тоже вряд ли выйдет очень сладко
и в текст придет (уйдет) не тот или не та,
и спорить с этим бесполезно, право –
он – старый, опытный, уверенный кидала.»

Так, в качестве простейших иллюстраций
я сотворил здесь несколько абстракций:
пятнадцатый (паршивый) век, навоз и мухи,
ребенка в подворотне может съесть свинья,
еще чума, костры, Столетняя война,
еще такая же, как и сейчас, в умах разруха,
и вдруг – Жан-Жак Руссо к нам тянет руки,
Джордано Бруно входит в дверь без понта.

Мы на секунду - выше горизонта.
Мы сами вдруг решаем, где нам лечь,
поэтому, пока не обнаружу течь,
пишу я про французского Ванюшу
и ГИПЕРТЕКСТУ нежно радуются уши.

21. Заключительный фрагмент Франсуа Вийона

Сей заключительный фрагмент
нам нужен, словно двадцать первый палец,
мы, в общем, славно посмеялись,
и даже был один момент,
когда сам автор в гениальность
своих летучих, быстрых строф
почти поверил, но таков
удел почти всех наших снов,
чтоб те бесследно забывались.

Пора мне с милым Франсуа,
французским пьяным шалопаем,
филологом и негодяем,
увы, расстаться навсегда.
Мы в чем-то были с ним похожи:
две вечно битых наглых рожи.
Но вот придет ли мой Блуа -
большой вопрос, кривая штука.
Не пискнет парка нам ни звука.

Прощай, герой моих рассказов.
Прощай, и молодость моя.
Ты улетела как-то сразу
и почему-то не туда.
Все, что там было, будет скрыто.
Спектакль окончен – навсегда.
Конец. И камнем – по софиту,
и сторож нам ворчит сердито:
а ну, на выход все. Закрыто.

Но песня остается - на века.
_________________________________

http://www.youtube.com/watch?v=lmOb5H8kL30

Здравствуйте,

Русский алфавит!)

аз есмь

аз есмь

готично!

готично! (=
живописно) но таки слишком толстая линза современности, по-моему. Впрочем, наверно, вы и не стремились передать эпоху очень достоверно (=

Фактические

Фактические ошибки: шляпки в 15 веке, ширинки, Тюильри? Отлично. Чем больше, тем лучше.

да не, я таки не

да не, я таки не про это (=
всё равно неплохо)