41-ый и вновь 45-ый

41-ый и вновь45-ый.
Годы черных, тяжелых событий.
Война.
Это время суровых открытий.
Это время, где 14-ать – старость.
Это время, где не властвует жалость.
Это то, что не опишешь словами.
Где не скажешь: «Удачи, любви, ожиданья!»
Где есть страх, боль и страданья.
Вся земля, от края до края,
Была усыпана чужими телами.
Люди жили. Но как?!
Нет, они выживали.
Что сейчас говорить о черных страданьях?
Что сейчас все те муки?
Для людей это просто пустые звуки.
Но лилась, же кровь!
Погибли люди!
И за вздох, порой, приходилось туго.
Что же теперь,
Всё забыли, что ли?
Как наши предки гибли. И тянули руки,
Проклиная, сжалиться заклиная.
Что они, зря погибли?
Что, вы так быстро забыли,
О подвигах минувших дней?
Нет, не должно все уйти и забыться.
Мы клянемся:
«Не дано тому сбыться!!!»

эмоционально, но

Но слова о чужих (большей частью своих, милочка,- все таки более 20 000 000 человек (страшно даже как то ноли выбивать)) телах, усыпавших ВСЮ землю и слова «Удачи, любви, ожиданья!» - они не то, что в соседних строфах, они на соседних страницах не ставятся, т.к. это сила, перебивающая полярную ей силу, причем без всякого перехода, что в итоге сводит общее впечатление на минимум. А вот то, что большая серая масса усредненных средним образованием и среднестатистическими параметрами жизни людей забывает об этом страшном времени, так не бейтесь зря - в метро человек, умерший от сердечной недостаточности утром, еще целый день, извиняюсь, "катался" в вагоне... о чем тут можно еще говорить? Их этим не проймешь. Вряд ли. В целом - эмоционально, но сыровато.