А в серой стране он искал разноцветных шаров

А в серой стране он искал разноцветных шаров.
И, чтоб непременно, оркестр духовой – на бульваре.
Миллионы улыбок и задранных в небо голов,
когда самолёты воздушный парад открывали.

А в серой стране он искал разноцветных цветов,
и, чтоб непременно, - фиалки, сирень, незабудки.
Тяжёлое гудение пчёл, без изысканных слов,
когда работяги работают полные сутки.

А в серой стране он искал незнакомой любви,
которая вновь растопила бы сердце, согрела,
и вновь увлекла в океан, где в фарватере шли
усталый проржавленный сейнер, а с ним – каравелла.

А в серой стране он хотел бы летать высоко,
среди облаков, в розоватых бахромках от солнца,
которое всходит бесшумно, красиво, легко,
срезая экватор клинком самурая-японца.

А в серой стране, среди чёрного сонмища тьмы,
где только - просвет, от прикрытого напрочь забрала,
где только – намёк на кончину бесснежной зимы,
он видел восход, где земля полной грудью дышала.

Шептала земля: приходи, приходи, приходи!
Нет слаще, теплей, чем моё на века покрывало.
Стучали с небес каждый год по карнизам дожди,
родная печаль каждый час нас в уста целовала.

13.02.2008
С-Петербург