А жизнь продолжалась…

А жизнь продолжалась…
Кузнечики прыгали весело.
Шуршали стрекозы
с могильной плиты на плиту.
Пахучая кашка,
ромашко-полынное месиво,
дышала июлем
в кладбищенском старом саду.

Они не тревожили дум,
молчаливого сговора
ушедших за край
ожиданий, страданий, обид.
Стрекочет кузнец на кресте
с вызывающим гонором,
он весь в предвкушении
грядущих взметающих битв.

Он бьёт за кузнечиху
с дальней могилки соперника,
который дерзнул задней лапкой
к нему задрожать.
За ними следит с любопытством
весёлая Эрика,
не век же ребёнку в могилке
недвижно лежать!

Наддай ему, славный!
Уж бабочки плещут усатые!
Капустница рот позабыла
капустный закрыть.
Надгробья подвинули щелки.
Коровки горбатые
желают увидеть кузнечиков
буйную прыть.

И вот уж земельная братия
весело тыкает
в июльский закат,
окровавленный драмою мак.
Один из кузнечиков лапкою
синею дрыгает,
хрипя, раздувая
блестящий ребер саркофаг.

Смертельно сражение!
А гибель, увы, неизбежная.
Восторгов не скрыть,
в колыхании – густая трава.
И вновь – тишина.
Только девочки косы безбрежные,
во сне разметались,
в подушках горит голова.

Ах, бедный кузнец!
Прилеплю тебе лапку обратное.
Без ей ты не сможешь
у нас в государстве порхать,
но самое главное,
самое, может, приятное,
у нас ты не будешь
уже никогда помирать!

16 апреля 2009 г.
С-Петербург

Понравилось. Оч

Понравилось.
Очень трогательно.
_______________________________
"Мне бы чуточку мозгов... Моя мама их так вкусно готовит..." (с)

Надо же, Катя! И

Надо же, Катя! И слово-то какое, "трогательно", спасибо! Значит Душа у Вас глубоко спрятана, красивая Душа, а всё остальное - напускное, шелуха...
С теплом и с наступающей Весной!