Баллада

В старой таверне веселый пир, стены и пол - ходуном.
Деревенский люд
Безо всяких причуд
Наливается красным вином.
Стены дрожат, и огонь в печи
В бешеной джиге летит.
Лишь старик один
В серебре седин
Не поет, а сурово молчит.
- Отчего, отец, ты с нами не пьешь?
Отчего невесел взор?
Или мед не хмельной,
Или эль не хорош?
Или слишком грубый наш хор?
- Нет, сынок, не то. Все у вас на лад -
И дела, и веселья час.
Только слышал я,
Что у вас в краях
Солнца свет среди дня погас.
Слышал, будто с гор
Доносился хор,
Будто эльфы вели хоровод.
Будто слышен стон -
То летит дракон,
Кровью выкрасив зеркало вод.
- Ты же пьян, старик!
Что ты мелешь вздор?
Иль рехнулся на старости лет?
Эльфы в Море ушли,
Где же их корабли?
А дракона в помине нет.
Но раздался крик, и затрясся дом,
Гости выпивку бросили вмиг.
- Гром! Пожар! Горим!
В небе черный дым.
И камыш к стремнине приник.
И в зарнице красной явился зверь -
И крылат, и страшен, и скор.
- Помогите! Дочь! Элинора...
В ночь
Улетает невиданный вор.
И старик вдруг встал. Где его седина?
Где морщины? Возникла стать,
И явился витязь былых времен -
И с мечом, и готов на рать.
Он ушел один, и прошло три дня.
Горы слышали крики и рев.
Полыхал огонь, точно красный конь,
Рассыпая искры подков.
Он вернулся с девой.
А назавтра вновь
Уходил в дорогу
Старик.
Но ушла за ним,
Как за ветром дым,
Элинора Прекрасный Лик.