Большие радости маленького человека

Александр Сергеевич Пушкин проснулся раздраженным и несколько обеспокоенным. Ему приснился неприятный сон. Огромный мадагаскарский таракан съел в холодильнике кусок колбасы (97.05гр.), купленном вечером на предпоследние деньги. Последние Александр старался не тратить: «Мало ли, может сдыхать начну с голода, или на гроб без музыки», нехитро объяснял он свою скаредность.
На этом сон не кончился. Таракан, сожрав колбасу, принялся за подгнившее яблоко, которое Пушкин нашел вечером на помойке. Александр Сергеевич не гнушался дополнительным заработком в виде натуральных продуктов, выбрасываемых более успешными соотечественниками.
Съев колбасу и яблоко, мадагаскарец даже увеличился в размере раза в полтора. Теперь он был готов физически к более серьезному поступку. В углу холодильника лежал большой кусок сыра (111, 3гр.) Не рокфор, конечно, но все же…
Александр Сергеевич так увлекся этим почти реальным зрелищем, да еще в цвете, что крикнул во сне: «Сыр оставь, падла! Замочу, век воли не видать!»
Знание фени Александр Сергеевич приобрел, временно увлекшись Солженицыным, когда это было модно.
Но таракан не услышал грозного предупреждения и сыр таки доел. Больше в холодильнике ничего не осталось. А тут и сон кончился.
Итак, Пушкин проснулся раздраженным и обеспокоенным. Он долго лежал в постели и размышлял – сон в руку или так, пустышка. Если в руку – придется тратить последние деньги, да еще отлавливать эту африканскую сволочь – ведь по миру пустит. А если пустышка?
«Однако, надо встать и проверить», подумал Пушкин, «Чего тут вылеживать?» Александр Сергеевич никогда не склонялся перед судьбой!
Он встал, сунул ноги в рваные шлепанцы и пошаркал к старенькому, еще советских времен, отчаянно гремевшему холодильнику. Рывком открыл его – как в воду нырнул. «Уф», произнес он с облегчением. Все было на месте. Даже таракан. Но не импортный, а свой, рыжий пруссак по кличке «Никандр»
Пушкин давно сдружился с ним и даже подкармливал.
«Как же ты туда угодил, Никандрушка?», ласково произнес Александр Сергеевич, вытаскивая таракана. «Сейчас погреешься. А вот тебе и колбаски»
Выглянув в окно, Пушкин увидел, как в помойку выбросил что-то в черном полиэтиленовом мешке прилично упакованный жилец.
«Надо заглянуть», подумал Пушкин. Настроение сразу поднялось.
День начинался удачно!
Все таки, хорошая штука – эта наша жизнь!