Человек с изъеденным лицом

В тот момент, когда плыл теплоходом,
В тот момент, когда падал с руки,
На меня все смотрел человечек,
Вместо стоп он имел лишь шаги.

На глазах его шла безрассудность,
Тридцать пальцев на каждой из рук,
Я почуял свою беззаботность,
На слезах его бешенный стук.

Он подпрыгнул, и тут же скатился,
Начал грызть аллюминевый стан,
А потом закричал-сильно злился,
Кто попал в его сети-тот спал.

На лице ничего-только очи,
Рот пропал с той гриммасы давно,
Взгляд такой,словно камни он точит,
Из одежды-гнилое пальто.

Полчаса простояв на морозе,
Он скакал по сугробам к тоске,
И исчез его взгляд, его поза,
Он исчез в суматошной толпе.

А за ним убежала беспечность,
Вместе с ним упархнуло добро,
Нет его-растворил в себе вечность,
Позабыв голосов волокно.