Чил-аут Рыжей Революции

Моросил дождь. Четыре фигуры самого разнообразного роста в серых плащах под покровом сумерек шли по улице.
- Рыж, ты забыл шляпу.
- Подумаешь. Черт с ней.
- Твой огненный затылок видать за километр.
- Да расслабься ты наконец!
- Ладно. Джеймс Бонд тебе судья, - сказал Красный Бибизяка и умолк.
- Куда мы идем? – спросила Гацкая Ветьма.
- Политическая тайна, - сказал Рыж.
Аномаль усмехнулся и вынул свои маленькие ладошки из карманов.
- У меня есть домик в частном секторе. Соседи там то ли съехали, то ли повымирали. Там тихо - можно отсидеться, - сказал он, с подчеркнутым достоинством взглянув на Ветьму.
- Зачем нам сидеть на месте? – удивилась та.
- Так надо. – официозно заявил Маленький Рыж и ускорил шаг.
- Ску-у-ка… - сказала Гацкая Ветьма.

Люди оборачивались на них. Иногда Гацкая бросала им что-то вроде «Хочешь познакомиться?» и смотрела в глаза, подмечая, как человек отчаянно пытается испариться. Бибизяке временами казалось, что из человека в самом деле идет пар. Уже на подходе к дому Аномаля Бибизяка заметил, что в этот момент Рыж за спиной у прохожего поджигает сигарету.
- Подонки. – констатировал Бибизяка, и, обращаясь к Аномалю, - ты знал?
- Нет, я всю дорогу думал о том, как не потерять ключ от дома.
- Ну и как, потерял?
- Да. Извиняйте.
- Что нам-то, ты извиняй. Придется тебе поменять замки.
- А что, отмычек нет с собой? – спросил Рыж.
- У меня была, - сказал Аномаль, - но я ее, кажется, где-то обронил.
- Ладно, Бибизяка, выталкивай дверь потихоньку.
Красный Бибизяка оглянулся по сторонам, убедился, что никого нет и с грохотом вынес дверь.
- Ску-у-ка… - Гацкая Ветьма зевнула.
Стало уже совсем темно.
- Я тут дверь приставлю к косяку, чтоб сильно не дуло, аккуратнее, если будете проходить мимо, она может упасть на вашу рыжую башку, - сказал Аномаль.
- Фи. – Рыж развернулся и пошел в кухню.
Аномаль, упершись лбом в ручку двери, пытался дотащить ее до изначального места.
- Бибизяка, помог бы ты! – крикнула Гацкая Ветьма.
- Я занят! – отозвался из дальней комнаты Красный. Он курил в кресле и смотрел канал «Ретро-кино». Единственный канал, который удалось настроить.
Аномаль едва не надорвался, но все же дверь поставил.
Гацкая Ветьма бросила клич:
- Так, мать вашу, мужики и отдаленно их напоминающие! У меня есть важное заявление. На кухню!
Вот все собрались. Ветьма взяла слово.
- Скука, - сказала она, - у кого есть предложения?
- Мы спим, ты веселишься, но тихо, - ответил Рыж.
- Отлично. Пошел Вы, дорогой Рыж. У меня предложение имеется. Мы закажем пиццу, и я приглашу свою первую учительницу. Она опытная ведьма и умеет вызывать души покойничков.
Маленький Рыж нахмурился.
- Во-первых, что за бред? Во-вторых, для этой процедуры пицца необходима?
- Так, значит, согласны, - Ветьма, довольная, открыла окно и закурила, набирая номер.
Аномаль гнулся во все стороны от смеха, а Бибизяку клонило в сон. Свет они не включали. Горела одинокая церковная свечка, неизвестно сколько уже пролежавшая в столе.
- Здесь жила моя бабушка, - сказал Аномаль, - но она давно умерла.
- Я не заметил в чулане ни одного чулка с луком или чесноком. Даже колготок нет. И варенья. Тоже нет, - причмокнув, сказал Бибизяка.
Аномаль посмотрел на него с улыбкой.
- Полегче. Это же МОЯ бабушка, - и добавил, - как человек высоконравственный и гуманный, я не буду спрашивать, зачем ты ходил в чулан.
- Я подозревал, что это дом твоей бабушки, - спокойно ответил Бибизяка.
- Ты подозревал, что в чулане осталась брага.
Гацкая Ветьма отошла от окна и сказала, что пицца будет через двадцать минут. А ее учительница – через тридцать.
- Двадцать минут – это нормально. Хватит на то, чтоб ты объяснила, кому тут нужна пицца и кто заплатит.
Гацкая шумно выдохнула и покачала головой.
- Духу нужно тело, дурындосиха ты этакая Рыж!
- Говори, да не заговаривайся, - отрезал тот.
- Ну прости. В общем, ты же не пустишь его в себя, правильно? И Биби не пустит, и Аномаль.
- Кого – его?
- Да что с вами? Как кого? Ильича! – сказала Гацкая Ветьма и ушла с Бибизякой в комнату смотреть телевизор.

Аномаль и Рыж переглянулись и молча уселись на подоконник поболтать ножками. Рыжая челка развевалась в ночном ветре, и казалось,что кухня становится немного светлее.
Маленький Рыж время от времени плевал на стоящий слева забор, а Аномаль время от времени сильно бил пяткой по стене дома. Потом он спрыгнул с подоконника, подошел к забору и пнул его.
- Что такое? – спросил Рыж.
- Бибизяка мудак, так ведь?
- Нимношка. Но он ничего мужик, соображает иногда. К тому же мой дядя. Что уж тут поделаешь?
- Дя. – подытожил Аномаль и снова сел на подоконник.
Из комнаты донесся смех Гацкой Ветьмы.
- Что они там смотрят? – спросил Рыж.
- «Ретро - кино»
- Теперь мне смешно.

В дверь постучали, и она упала. Рыж пошел встречать разносчика, который казался удивленным. Подошла и Гацкая Ветьма.
- Проходи, милый, мы тебя заждались.
- Ваша пицца. Распишитесь.
- Пожалуйста. Теперь проходи на кухню и садись на стул.
- А что так темно у вас? – спросил парень. Одет он был типичным разносчиком из фильмов, только кепки не хватало. – Вечеринка намечается? Могли бы еще и шампуню заказать.
- В каком-то роде да, вечеринка. А сейчас мы тебя свяжем, - сказала Ветьма и, взяв его под руку, провела в кухню. Парень рассмеялся. Гацкая усадила его на стул и послала Рыжа за веревкой.
- Чувствую, будет весело, - сказал разносчик, - возможно, я даже не потребую у вас чаевые.
- Цыц!
Вошел Рыж с веревкой, за ним остальные.
- Знакомься, - сказала Ветьма, - Маленький Рыж, Красный Бибизяка и Аномаль.
- Я Егор, - представился разносчик.
- Егор? Забавное имя, - ответила Ветьма, щелкнула его по носу и начала вязать, - сейчас придет моя подруга. Она тебе понравится.
- Я люблю брюнеток. Она брюнетка?
- Она… седая.
- То есть, крашеная. Жаль, но тоже ничего.
- Да не, не крашеная, - подал голос Аномаль.
- Что-то я ничего не понимаю, - пробормотал Егор, - но надеюсь на лучшее. Он улыбнулся, но как-то опасливо. Гацкая Ветьма приобняла его за плечи:
- Да не боись. Это тебя не убъет, и, как полагается, сделает сильней.
- Дверь падает, - сказал Рыж. Бибизяка пошел помочь даме снять плащ. Даме было за сорок, строгая юбка до колена и черная блузка.
- Пришла? – спросил Егор.
- Закрой глаза.
- Это обязательно?
- О тебе же заботимся.
Егор не послушался, и Ветьма повернула его лицом к окну.
- Это Галина Андреевна. Поздоровайся.
- Привет, - вяло сказал Егор.
Галина Андреевна расставила на столе несколько свеч и какую-то шарообразную емкость. Потом повернула Егора к себе, и он вскрикнул. Ветьма закрыла парню глаза ладонями, и сеанс начался. После нескольких бессмысленных гипнотических фраз Галина продолжила своим обычным голосом:
- Великий. Даруй нам всем еще единожды силу свою при помощи тела этого юноши, ибо каким бы оно ни было жалким, это все же тело, и с большой долей вероятности в нем есть мозг. Мы надеемся, тебе этого хватит, чтобы повести нас за собой и помочь достичь цели.
Бибизяка нахмурился.
- Я думал, эти заклинания нужно произносить как-то по-особому.
- Милый, иди еще кино посмотри. Мы тут заняты немного, - ответила Гацкая и снова углубилась в процесс.
- О Великий Ильич, - продолжала Галина Андреевна, - приди да избавь нас от тупости народной, либо даруй нам тупость народную, во имя Рыжей Революции.
Гацкая Ветьма убрала ладони с глаз Егора, потом развязала его. Парень встал, оглядел присутствующих и сказал неожиданно громко:
- Пенсионерам – достойную пенсию и уютную квартиру с камином. Остальные – слушайте сюда. Я так понимаю, вы хотите рулить массами?
- Да, сэр! – воскликнул Рыж, сверкая глазками.
- А если в морду?
- Извините. Товарищ.
- Вот именно. Итак, для блага революции нам нужно произвести следующие нехитрые маневры, большинство из которых уже в процессе, следовательно, правильнее сказать – завершить начатое другими по глупости в угоду партии. Как называется наша партия?
- Союз Рыжих, - сказал Аномаль.
- Союз – это отлично. Рыжие – козлы.
- Вы это сейчас серьезно? – Рыж привстал.
- Нет, я над тобой издеваюсь. Надо же над кем-то.
- Может, Ветьму? Она все стерпит.
Ленин сел на подоконник и закурил.
- Вы курите?
- Это тело. Слушайте, в первую очередь – пропаганда. Например, в рекламе «Актимель» Ургант скажет: «Хорошего вам дня и Рыжего настроения». Мы это купим. Далее – городские щиты, эти идиотские громадины, должны пестреть Рыжем. Допустим, братец, ты будешь рекламировать новый сотовый тариф. Для этого мы купим самого отстойного оператора, таким образом внимание людей будет полностью сосредоточено на тебе. Потом, репутация, имидж, и так далее. Это мы
- Купим! – крикнул Аномаль.
- Нет, это мы пока проигнорируем. Надо подождать, пока люди забудут Урганта и этого оператора отстойного. Как он называется?
- Вы всерьез полагаете, что мы должны это знать?
- Отлично, значит, такой имеется. Уже хорошо. Шаг следующий – книги.
- Чего?? – буркнул Бибизяка.
- Ты почему не ушел кино смотреть?
- Да ничего путного не показывают.
- Вот! – поднял вверх палец Ильич, - кинематограф, не знаю уж, временно или совсем, оказался в клоаке шоу-бизнеса. Это отличный момент для введения книг обратно в жизнь общества. Это одновременно и самый удобный способ подготовки общества к переменам. Конечно, после Урганта и сотовой связи.
- Давайте оставим в покое Урганта, - предложила Гацкая Ветьма.
- Ты это Харламову с Батрухой скажи. Ладно, забыли актимельщика. Теперь я пойду возьму в архиве одну очень интересную брошюрку. Вы просто обязаны на неее взглянуть.
- Кто вас пустит сейчас в музей? Третий час ночи, - спросил Рыж.
- Не волнуйся, я туда попаду. Просто так разносчику пиццы такой документ не дадут, поэтому в любом случае его придется выкрасть. Ну, вы пока думайте над реализацией спланированного… Я в архив.
- Бибизяка вас проводит, - сказал Рыж.
- Не стоит, сам справлюсь. Скоро светает, а вам палиться не стоит.
Ленин ушел.
- Аномаль, хвост ему обеспечь, - скомандовал Рыж, - только себя там не потеряй.
- Фак ю, рыжая сучка! – сказал Аномаль и, надувшись, пошел следом за вождем.
Гацкая Ветьма набрала номер Галины Андреевны.
- Вы уверены, что все получилось? Как-то странно он себя ведет. Слова употребляет современные Да? Понятно. Все равно спасибо, - Ветьма обернулась к товарищам, - Галина сказала, что сеанс мог быть и неудачным, потому что парень оказался полным придурком и мог попросту не до конца войти в транс, - она вздохнула и села на стол.
- А люди с него едят, - сказал Бибизяка.
- Да? И в каком году это было?

Пока Аномаль таился закоулками, устраивая служку вождю, Гацкая, Бибизяка и Рыж лежали на его кровати и смотрели «Ретро-кино». Светало.
- А хороший все-таки фильм «Кавказская пленница»!
- Бибизяка. Сколько тебе лет? – спросила Ветьма.
- Чуть за тридцать.
- То есть, ты смотрел этот фильм по крайней мере раз шестьдесят. Много в нем ляпов, по-твоему?
- Что может быть глупее, чем считать ляпы в хорошем фильме?
- Может быть, сделав пару затягов, прикуривать новую сигарету?
- Бывают же такие стервы, - пробормотал Бибизяка.
- Да ты погромче скажи, погромче!
- Иди к черту, Гацкая! – отмахнулся Бибизяка, - А как тебе кажется, Аномаль в тебя влюблен?
- Знаешь, мне как-то сейчас не до этого.
Рыж привстал.
- Хватит вам. Смотрите, какое утро хорошее. Район, кстати, чудо. Ни тебе бабулек с ведрами, ни спортсменов в синих трусах… Тишина, красота!
- Да уж, - согласился Бибизяка, - просто чил-аут для революции.

Вернулся Аномаль.
- Так, ребят. Парень пошел быстрым шагом, потом побежал со всех ног и в конце концов скрылся в одном из подъездов за три квартала отсюда. В комнате его ждала жена. Не спала. Он, кажется, был расстроен тем, что пришел без цветов. Потом они обнялись, а потом… я бросил точку и вернулся домой, потому что становилось слишком светло.
- И больше ты ничего, совсем ничего не видел? – спросил Бибизяка, цокая языком, как детсадовец на приеме у логопеда.
- Не увлекаюсь. Короче, он примерный семьянин. А Ильича у нас нет.
- Думаешь, он к нам вернется?
- Конечно нет. Очко задавит.
- А если власти захочет? Допустим, он решил, что мы примем его советы к действию…
- Рыж, ты это серьезно? По-моему, вся его речь – хрень собачья.
- Конечно, - кивнул Рыж, - но он знает о наших планах. И если вдруг… В общем, надо поосторожней с ним. Бинокль ты не прокакал?
- Нет, мать вашу, вот он! – крикнул Аномаль и резким движением вытащил его из кармана. Бинокль вылетел и разбился.
- Да чтоб тебя, сучка ты не-рыжая.
- А я тебе говорил не брать театральный, - Аномаль опустил голову и сел на край дивана. Бибизяка подвинулся. Аномаль лег и уснул.
- Значит так, - сказал Рыж, - парень, конечно, ни рыба ни мясо, но вот жена… кто его знает. Думаю, если он ей расскажет, она захочет получить дивиденды за бессонные ночи и нищенское существование жены разносчика пиццы. Надо еще раз с ним повидаться. Только выбрать момент, когда лучше вылезти.
- А мне тут нравится, - сказал Бибизяка.
- Да сдадут они нас, олух! – ответила Ветьма, - придется бросать этот… чил-аут, - она усмехнулась. Бибизяка оскалился, и напомнил свою фотографию в паспорте. Рыж и Ветьма расхохотались. Аномаль поежился и перевернулся на другой бок.

Аномалю снился магазин синих рубашек, и все продавцы в нем были немые. Аномаль безуспешно пытался выпросить для себя рыжую футболку, но они его не понимали. Он был уверен, что в подвале рыжие футболки есть, и, улучив момент, незаметно вошел в подсобку и спустился под землю. Там обнаружились плетки, кляпы, ботфорты и много чего другого. Он выбрал наручники, и…
- Просыпайся, красавчик ты наш. Пойдем.
Аномаль встал. Его немного трясло.
- Хоть бы кто одеялом укрыл. Бесчувственные сволочи, - он оглянулся. Рядом стояли два мента. Никого из своих не было. Он встретился с ними уже в машине. На лицах товарищей читалось отчаяние.
Аномаль сел рядом с Гацкой Ветьмой и прислонился к ее плечу. Ветьме было плевать. Всю дорогу они молчали. Бибизяка время от времени ухмылялся, глядя на наручники или сквозь решетку на дорогу.
- Несмешно уже, Биби, - сказала Ветьма и опять погрузилась то ли в раздумья, то ли в апатию. Аномаль достал из внутреннего кармана куртки пузырек валерьянки и предложил Гацкой.
- Откуда у тебя?
- Я всегда его с собой ношу.
- И не потерял ведь! – засмеялся Бибизяка, и в глазах его промелькнул огонек, словно он что-то вдруг осознал. А может, и не вдруг…
Лицо Гацкой Ветьмы стало непривычно мягким, даже немного добрым. Рыж округлил свои и без того большие глаза. Но через пару секунд вспышка угасла, и в машине снова воцарилась апатия.
Ветьма внимательно изучала Бибизяку. Рыж это заметил, а Бибизяка – нет. Он, кажется, погрузился в раздумья.

Через час езды они оказались в здании, скорее всего, тюрьмы, только там никого не было. Повсюду осыпалась краска и штукатурка, из чего Рыж сделал вывод, что здесь была поликлиника. В одном из углом на подоконнике он заметил комнатный цветок, сморщенный как бульдог. Догадка Рыжа подтвердилась.
Их провели в один из кабинетов и каждому что-то вкололи. Сопротивляться со скованными руками вооруженным ментам никто не нашел разумным. После уколов менты ушли.
Только старые настенные часы, на удивление исправные, нарушали тишину. Рыж от нечего делать следил за минутной стрелкой. Аномаль попробовал поцеловать Гацкую, но та отошла в сторону. Стрелка прошла несколько оборотов.
- Ну и что теперь, интересно? – спросил Рыж, видимо, устав от этой идиллической тишины.
Красный Бибизяка как-то странно хихикнул. Гацкая Ветьма оглядела его с ног до головы и расхохоталась. Аномаль попытался ее унять, но в конце концов сам покатился по полу.
Рыж бился головой о кушетку.
Стрелка сделала еще несколько поворотов. В кушетке образовалась вмятина, а Аномаль шлепнул Ветьму по заднице и получил по голове, причем в пропорции 1/3 не в его пользу.

Дверь открылась также, как накануне в доме Аномаля, навылет.
Рыж оставил в покое кушетку и посмотрел в проход, потом зажмурился и посмотрел еще раз. Бибизяка первым опомнился, встал и пожал гостю руку.
- День добрый, Ми. Чем порадуешь?
- Не торопи события. Отойдете, тогда и поговорим.
- Что за дрянь нам вкололи?
- Как ты можешь, Рыж?? Чтоб я? Вам? Дрянь? Это водочка. Совсем тють-тють. Для храбрости. Отдохните, я позже зайду.
- Ми, пару фактов, чтоб нам тут не скучно было, - попросил Рыж.
- Разносчик пиццы и Галина Андреевна – наши люди. Мы могли это купить, - Ми улыбнулся. В большом белом халате, до самых пят, он походил на гнома-палача, но выглядел добродушно. Впрочем, кто его знает, что там творится в его круглой головке, и что скрывают его кошачие глазки.
- Нуу, Ми, это читалось. Еще!
- Рыж, ну ты как вцепишься, никуда от тебя не спастись. Короче, когда умер твой отец, я был вынужден взять на себя ответственность за некоторые важные дела. Возможно, ты о них не слышал, но пока это все, что я могу сказать.
Рыж вскочил с кушетки.
- Мой отец мертв?
Ми присвистнул и закатил глаза. Повисла пауза.
- Отдыхайте, - сказал Ми и вышел.

- Рыж, ты что, не знал? – спросил Бибиязка.
- Нет. А ты?
- Странно. Это произошло около года назад. Я еще удивился, как ты спокойно все воспринял.
- Ты мог бы мне и сказать.
- Я послал телеграмму.
- Она не дошла! – крикнул Рыж, - не дошла, сука ты рыжая, не дошла она!
Либо в стене тоже будет вмятина, либо голова Красного Бибизяки станет плоской. Ваши ставки.
Стрелка продолжала наматывать круги. А вот о тишине мечтать уже не приходилось.

Продолжение возможно )

Папу то

Папу то зачем?
Ни наю)))) если абстрагировацо, то забавно))

Маль, наверно,

Маль, наверно, стоит абстрагироваццо) Эти парни уже теперь не тока твои ))
Пасиба, Няка )

Есть на свете чудесатое существо...
Маленький Рыж)

Ужас.... Если бы

Ужас....
Если бы я ещё не знала того, что я знаю.... Про эту всю компанию....
Ну, а если абстрагироваться - забавно, но довольно бессмысленно. И мне просто нравится твой стиль изложения.
_______________________________
"Мне бы чуточку мозгов... Моя мама их так вкусно готовит..." (с)

Кейт,

Кейт, бессмысленно, потому что не до конца)
Про абстракцию - см. выше. А за стиль спасибо большое!
Ужас-то в чем?

Есть на свете чудесатое существо...
Маленький Рыж)

Мне показалось,

Мне показалось, что тебе просто нравятся эти персонажи. Ради них всё и затеяно. :)
_______________________________
"Мне бы чуточку мозгов... Моя мама их так вкусно готовит..." (с)

Блин, опять

Блин, опять раскусила!) Ну что за человек ))
Да, люблю персонажей )

Есть на свете чудесатое существо...
Маленький Рыж)