Что нужно человеку для счастья.

Что нужно человеку для счастья?
Простой казалось бы вопрос…
Может быть денег, а может власти?
Может любви, а может страсти?
И чтобы всегда еда на поднос.

Мягкой кровати и жизни сытой?
А с другой стороны, пожалуй да…
Мы тут жиреем в комнатах мытых
И не знаем, как где-то нужна еда.
Что страшно – и знать не хотим никогда.

Может любви настоящей, ясной?
Этого хочет любой в нашем роде.
И чтобы как у Шекспира прекрасно…
А может ее вовсе нет в природе,
И это лишь сказки ходят в народе.

Может быть популярности,
Известности в массах?
От всех бед отрешенности,
Ярких красок?
Ну а может вообще изменения расы…

Может быть покоя, безветренный берег,
Сигарету, умную книгу на ночь?
Любимое дело, на пропитание денег,
И чтоб по утру не будили рано…
И чтобы не было ураганов.

Иль как у всех: семью, работу?
Чтоб смог прокормить себя и близких.
На машине за город иногда, в субботу,
Чтоб любимые дети знали английский…
И в шкафу бутылку хорошего виски.

Может бешенной скорости, адреналина?
Чтоб паленой резиной вкус погони.
Тело гибкое, как кусок пластилина,
И огромный мир на своей ладони.
И в харлее всегда полный бак бензина.

Популярности у красивых женщин,
Какой не знал сам Казанова?
Превращать по ночам чьих-то жен в изменниц,
По утру уходить, не сказав ни слова.
Кто то хочет такого…

А вот я все думаю: «Для всех счастье разное».
А вот в жизни нужно не уйти в беспамятство.
Нужно сделать для мира что-то важное,
Можно громко, как Ленин, «братство, равенство»,
Или книгу написать про самое разное.

Как пел Тальков: «Я обязательно вернусь»,
И через час уже лежал убит.
Так нужно всем и каждому, и пусть
В заоблачные дали око не глядит,
Пусть не останется никто забыт.

А чтоб не кануть в Лету, не упасть в обрыв,
После себя на свете нужно что-нибудь оставить.
Давно ушедший мастер снова жив,
Когда любуются его холстами.
Он вечно жив, он с нами.

Нам нужно дерево взрастить, построить дом,
И в эту жизнь нам привести детей.
А позже посмотреть кругом,
Послушав внуков собственных идей,
Себя увидеть в мире молодом.

Все то, к чему ты, прикоснувшись, изменил,
Будь то придумал сам, иль сделал лучше,
Хранит тебя частицу, и чернил
Не сыщешь лучше, чем твои поступки,
Чем то, что сотворил.