Деревенская Элегия

Вече

Румене пруге већ шарају далеки запад,
Клонуо почива свет. Са мирних далеких поља
Уморни ратар с песмом журно се ноћишту спрема,
И само час по час зајечи шарена доља.

Од шкрипе точкова колских. Гонећи весела стада
Безбрижно пастир млад у звучне двојнице свира,
А његов космати пас, подвивши репину лено,
Корача упоред с њим. Копрена дубоког мира

Увија поља и равни. Румене пруге се гасе —
И бледи месечев зрак, светило небеских двора,
Кроз маглу диже се већ — и нема, дубока тама
Доводи бајну ноћ са сињег незнаног мора.

Све грли мир и сан. По кашто заурла само
Суседов стари пас, ил' позно дошавши с рада,
Испреже ратар плуг и стоку уморну поји,
И ђерам шкрипи све и вода жуборећ' пада.

(Неизвестный сербский поэт [непознати српски песник])

**************************************************

Где-то вдали зарумянится, небо огнём запылается,
Свет почивает малиновый. С мирных далёких полей,
Пахарь один лишь, усталый, с песней домой возвращается,
Тишь. Сеет ночь час за часом блики далёких огней.

Скрипом колёса по насыпи. Гонит стада оживлённый,
Юный пастух развесёлый, в нежную дуя свирель.
Пёс его умный, лохматый, рядом лениво-безмолвный…
Мир весь накрыла покоем льна золотого кудель.

Спят уж поля и равнины. Гаснет закат, разрумяненный.
Бледный серп месяца выглянул, тонкой лучинкой горЯ,
Всё круг брилльянтом он высветил – нету уж тьмы затуманенной,
Ночь эта – жемчуг ЯдрАна, кою не знают морЯ.

Миром и сном всё объято. Пёс проворчИт лишь порою.
Или вернувшийся поздно, пахарь, с работы своей,
Снимет плужок, и лошадку водонькой стУдной напоит.
Жалобно скрипнет колодец… Тишь, только станет сильней…

(25-28 сентября 2009)