Детский Каннибал.

Тоска, законченная смертью
Раскрыла в рай свои врата.
Не обещал тебе, забвенный,
Раскрыть от доблести глаза.

Чтоб страх, мотив твой
Чрезмерный,
Ушёл в нелёгкие
Сердца.

Объявлен, голодом старинным,
Рутиной, выдвинулся страх.
Нелёгкий повод благородства,
Рукою, медленный размах.

И встать на путь,
Что тополь видит,
Уже не просто
На сей день.

Для робкой видности, натуры
Всё счастье, выражает крах.
Беспечность мраморной фигуры,
И яд, что был в твоих глазах.

Неопровержено ни тело,
Ни горе, съеденное псом.
Остаток крови, вот всё дело,
И на душе, огромный ком.

Как в пасть безумия упавший,
И на свободу нет путей.
В гробу обвёрнутый вуалью,
Он продолжал съедать детей.