Дифирамб белого стихотворения.

Я чувствую тебя, но не себя.
Как ты прекрасна в чёрном наряде.
Мы с тобой всегда вдвоём.
Твои глаза залиты, горячим серебром,
И жизнь твоя, не знает тебя,
А ты её, и не видела никогда.
Я с тобой, я твой, ты моя.
Может только свет разорвать наши объятия.
Дождливый день в глубине души
Стучит по нашим венам.
Не взирая ни на что, мы рассказываем
Друг другу сны.
Сны, о несбывшихся мечтах,
О жёлто-красных лепестках,
О воле замкнутой в крови,
О мире, в котором не существует снов и душ,
О сказках, которые потерпели крах
На своих крыльях.
И Ауспиции проносились мимо нас,
А мы их не замечали.
Крылом своим они рисовали
На небе, великие силуэты Библии.
Они молили небо только о том,
Чтобы их не забрали Авгуры.
Ты слышишь?
Всё это будет нашим.
Ты видишь?
Всё это приближается к нам.
И тени всех дьяволов, отвергают наши силуэты,
Они безобразны, они все в крови.
Боль идёт, она с нами, мы мертвы, мы мертвы.
А это радость, это смех, сумасшедший смех,
Который распространился уже повсюду,
И мы это понимаем, и продолжаем смеяться
Смерти в лицо, хотя и друзья мы с ней
Уже очень давно.