Дом,из розового кирпича

По столику сердито дребезжа,полз стакан. Он неумолимо приближался к краю,грозя соскочить на пол. Я перехватил мельхиоровый подстаканник у самого опасного рубежа,и водворил его на место. Теперь отчаянно зазвенела ложка. Я вытащил ее и бросил на крахмальную салфетку рядом с чуть не сбежавшим стаканом. Поезд подходил к станции. Светало.

Я попрощался с проводником,и вышел на серую,асфальтово-грязную платформу. Около платформы ждало такси-его прислали за мной. Шофер излишне предупредительно перехватил мой легкий чемодан, и стал засовывать его в багажник. Пока он возился,я стоял рядом,и оглядывался вокруг. Правда,в этом городе глазу не на чем было остановиться-дотаивал полурастаявший первый снег, высились блочные массивы,а вдалеке,за пятнами рекламных щитов чернели допотопные деревенские домики.
Потом мы поехали,и за стеклами автомобиля так же в бешеном танце кружились потемневшие от сырости бетонные заборы,продовольственные магазины,витрины…Все было черезмерно старым,казалось в этом городке остановилось время,где то на отметке 1970-80 годов. Я откинул голову на спинку сиденья и закрыл глаза. Вначале я видел только темноту,потом стало просветляться и в моем сознании всплыл дом из розового кирпича…
Надо сказать,что дом этот я вижу постоянно. Откуда он взялся в моем сознании-я не помню(или не знаю) но тем не менее,вижу его с детства. Он очень красивый,дом этот. Он маленький,с розовыми кирпичными стенами,и нарядными белыми наличниками на окнах. А еще у него двускатная крыша из темно красного шифера. И почему то,это здание,родом из моего детства,никак не может покинуть мою голову. Когда я был помоложе,и не так занят,я пытался даже найти этот дом. Но поиски были безрезультатными. Я даже забыл о нем на время,увлеченный делами. Только каждый раз,когда моя машина разбрызгивала лужи,по дороге в Министерство,мне казалось,что домик этот маячит за окнами. Однажды,я даже выскочил из машины, и проклиная себя,за то что неминуемо опоздаю,побежал туда,где мелькнули розоватые стены. Бежал я долго. Сердце колотилось,я задыхался. А выбежал я к зданию областной больницы. Ее оштукатуренные стены показались мне желанной целью… Потом я добирался до машины,садился в нее и ехал на работу. И все начиналось с начала-какие то люди,справки,документации,и в довершение всего-поездки по таким серым и скучным городкам как этот-для улаживания различных производственных проблем.
……………………………………………………………………………………………………………..
Мы сидели с Шатровым в вестибюле гостиницы,и пили кофе из топорных,похожих на банки белых чашек. С Шатровым мы когда то вместе учились. Теперь он глава местного самоуправления,района,в который меня командировали. Он смотрит на меня прямо-таки круглыми глазами,и восклицает:-«Ну Коля,мы прям сто лет не виделись! Ну и постарел же ты! Жаль…А помнишь, как мы в оба в Маринку Ярошко влюбились?А? Помнишь?Чуть не разодрались с тобой тогда…Помнишь?»
-Нет…Не помню-мне хотелось поскорее закончить этот безсмысленый разговор.
Как не помнишь?-Шатров выкатил глаза ,изображая крайнее удивление.
-Не помню…Правда,не помню….Ни Маринки,ничего…Давай о деле лучше…
Шатров начинает описывать немыслимые круги,рассказывая про экономический кризис в веренном ему «царстве». Я слушаю,краем уха,даже записываю. В то же время,смотрю мимо него в конец зала. Там за столик садиться довольно молодая женщина. Красавицей ее не назовешь-но у нее ясные глаза,и ослепительно золотые волосы. Хорошая фигура,элегантный костюм. Повторяю,красавицей ее назвать весьма сложно. Крупный ,с горбинкой нос,высокие скулы,тонкие губы. Макияжа на ней то ли не было,то ли я его сквозь очки не разглядел. В ней вместо красоты было изящество и строгая элегантность.
Внезапно в мыслях моих возникают бесформенные образы-я к ней подхожу,говорю что то…кофе ей заказываю…мы о чем-то говорим,потом сидим рядом. Она кладет голову мне на плечо… Все это проносилось в моих мыслях с бытротой,подобной той,в которой сменяются кадры в кино. Шатров что то заметил и умолк.
Ну,чего ты молчишь-сказал я. Я слушаю.
-Нет…Коля. Я ж тебя знаю…Ты на Елену Петровну запал,кажись?
-На кого?
На Елену Петровну Тополевскую. В конце зала,блондинка. Она у нас большой знаток экономики…Предприниматель…Хошь ,познакомлю?
-Да…Пожалуй…

Полдня мы просидели вместе. Тополевская оказалась очень деловой и властной дамой,в ней чувствовалась управленческая жилка. Мы болтали,она рассказывала о себе-про то как родилась в очень небогатой семье,училась ,а в 90-е годы с мужем завела маленькое дело. Правда,муж недавно умер от сердечного приступа. Потом,я пошел провожать ее. Города я не знал,и она неожиданно захотела показать мне местные достопримечательности,чтобы «столичный товарищ» не заблудился.
Прошли мы несколько улиц,похожих словно близнецы,одна на другую. Спустились к Волге. Волгу я видел впервые в жизни,до этого наслушавшись и начитавшись лестных отзывов о ней,представлял себе эту реку невероятно красивой. Однако,ожидания мои оказались обманутыми-Волга оказалось огромной,свинцово-серой массой воды,грязными,ржавыми теплоходами,застрявшими в ее густом тумане…
Мы шли по набережной,огражденной от воды проволочными канатами. Под ногами у нас желтели листья,в перемешку с талым снегом.
Тополевская начала расспрашивать меня, о моей жизни,работе и интересах.
Мне почему-то не хотелось говорить ей о министерстве,о машине,привозящей и увозящей меня от него,день за днем. Все это было так же серо,как набережная,и река,в которой плавали пасмурное небо,и опрокинутык,вершинами вниз осины.
Тополевская стала казаться мне какой то очень близкой,как будто я был знаком с ней всю жизнь. Мне вдруг страстно захотелось рассказать ей про дом из розового кирпича.
Она вежливо дослушала мой рассказ до конца.
-И вы нашли этот дом?-поинтерисовалась Елена.
-Нет. Я ищу его…Это сродни мании…Понимаете?
--А разве вам чего-то не достает?Вы на хорошей должности,живете в столице,состоятельны…Скажите,вы женаты?
Вопрос ее меня вернул с небес на землю. В Москве меня ждала жена. Правда,перед моим отъездом она устроила мне сцену,обвинив в черствости,сухости и прочих грехах,а так же пообещала переехать жить к невестке (супруге моего сына). Вопрос Елены сразу воскресил в моей памяти настолько неприятную и тягостную канву воспоминаний,что я даже поморщился. Она захохотала.
-У вас сейчас такое лицо,как будто вам предложили выпить горькое лекарство! Ладно,не буду мучить вас вопросами. Пойдемте куда-нибудь.

В тот день мы обошли почти весь городок,заходили в старинные,уцелевшие церкви,рассматривали домики и палисадники,принадлежавшие когда-то купцам. Городок переставал казаться мне тягомотным,я стал замечать в нем некоторую акварельную прелесть.
………………………………………………………………………………………………………………..
Три последующих дня прошли в разъездах по предприятиям,разговорам с местными чиновниками,и завершились разбором груды бумаг.
Вечером третьего дня,я возвращаясь вечером на такси ,купил большой букет цветов, и отправился домой к моей бывшей учительнице-до этого я выяснил,что жила она тут.
Зоя Александровна встретила меня радушно-созналась,что не ждала меня. За чаем она рассказывала мне про свою жизнь, про этот городок. Она жила в деревянном доме,где была настоящая русская печь-диковинка для меня. Сидели мы за небольшим круглым столом,закрытым старой,плюшевой скатертью. Еще у нее было древнее пианино,и самовар. Экзотика! А за окнами сыпал сырой снег,и колотилась в окно желтая ветка тополя. Неожиданно в комнату вошла Тополева.
-А вот,Коленька,познакомься-моя дочь-с гордостью сказала Зоя Александровна.
Я вскочил ошарашенный,даже перевернув плетеное кресло. А Елена смотрела на меня испытующе. История,которую она про себя рассказывала,очень не совпадала ни с домиком ни с моей бывшей учительницей.
Мы с Еленой снова «познакомились».
Опять сидели за столом и беседовали. Потом я собрался уходить. Я попрощался с Зоей Александровной,надел пальто, и вышел на улицу. Несколько капель упало мне на лоб и щеку,неприятно холодя. Следом вышла Елена. Прошли мы немного,молча,оба глядя в землю.
-Ну вот,вы увидели,как я живу. Вот,так с мамой…Теперь вы менее увлечены мной,не так ли?
-Нет,Елена. Вы зря так…думаете обо мне….Я почему-то чувствую что именно с таким человеком…с такой жещиной как вы я может быть,был бы счастлив…-сказал я это,даже не подумав как она воспримет такое нахальство. Просто,я сказал,то что я думал.
-Нет,Николай Петрович,вы не правы. Вы меня даже не знаете …нисколько…
-Почему же не знаю? Мы столько времени общаемся,ходим по городу…Я даже у вашей мамы когда то учился…
-А с чего вы взяли,что я что то чувствую по отношению к вам? Я разве подала вам повод?
Ответить мне было нечего. Я чувствовал себя ужасно глупо. Как то унизительна была вся эта ситуация.
-Вы приехали нашу экономику вытаскивать….Вот и вытащили…А я…Я за Москвой не гонюсь,как мой муж …Мне и здесь хорошо…-
Я чувствовал в ее голосе нервные,даже истеричные нотки.
-Я вас чем то обидел? Извините…Все равно,завтра я уезжаю,и наверное уже никогда не увижу вас.
-Куда?-она резко повернулась ко мне.
-Ну как «куда»….Домой к себе….
-Жаль…Мне было интересно с вами….Вы интересный человек,но не более…А этот город…все таки страшно скучный. Ладно,прощайте. Всего вам наилучшего! И я от души желаю,что бы вы нашли свой розовый домик с красной крышей!-
Она усмехнулась,и пошла обратно, через палисадник. А я стоял и смотрел ей вслед,пока она не скрылась за дверью. Даже когда дверь закрылась,я еще ждал,не мелькнет ли ее силуэт в окне. Не мелькнул.

……………………………………………………………………………………………………………
Ночью я проснулся от щемящего чувства. Мне снился домик из розового кирпича и Елена. Но сон этот был пронизывающим,вызвавшем сильную боль в сердце. Когда я открыл глаза,то не мог пошевелиться,чувствуя ужас и бешеное биение пульса. Мне казалось,что я сейчас умру.
Я встал,оделся, вышел на улицу. Я ходил по городку,стараясь прогнать это жуткое чувство. Чувство того,что что то большое,красивое,светлое очередной раз проскочило мимо меня,даже не задев. Хотел пойти к дому Елены,но удержал себя,запретил себе это.
Утром я собрал вещи и отправился на вокзал. Электричка выползла из серого тумана, я без сожаления вошел в нее. По перрону подбежал красный и запыхавшийся Шатров,с большой плетеной сумкой в руках.
-Бери! Это яблоки! Тебе-от меня! Жену,сотрудников угости обязательно. Обещаешь?
-Да,да…спасибо…
-Нет,ты обещаешь?
-Конечно,обещаю..
В вагоне я поставил эту «авоську» на полку и позабыл о ней.
На Белорусском вокзале меня нагнал проводник,и всучил мне эту злополучную сумку-я забыл ее в вагоне.
В министерстве,когда я начал исполнять обещание,данное Шатрову,и раздавать сотрудникам яблоки,я наткнулся на небольшую коробочку.
Я принес ее в свой кабинет,положил на стол,и не споминал о ней до конца рабочего дня.
Опять круговертью мелькали незнакомые и знакомые лица,бумаги….Часов в шесть вечера,когда прием закончился,я сидел в кресле и машинально крутил в пальцах коробочку из Шатровской сумки. Неожиданно крышка коробочки отскочила-видимо я нажал какую то пружинку.
В коробочке был малюсенький макет домика. Он был таким,каким я видел его из дня в день-маленьким,розовым,с белыми наличниками и красной крышей. Я поставил его на стол,еще ничего не понимая. На пол что то упало. Я наклонился и подобрал сложенный вчетверо листок обычной тетрадной бумаги. Я развернул его и прочел:
«Дорогой Николай Петрович! Простите,если обидела вас. Право же,вы мне глубоко симпатичны. Но сердцу как,говориться не прикажешь. Но все таки,я очень,очень хочу,что бы вы были счастливы. В тот раз вы рассказали мне о вашей мечте. Я сделала этот домик для вас. Не ищите его,пусть он будет всегда с вами и принесет вам главное-счастье. Целую. Е. Тополевская»
Я прочитал письмо, и снова,не понимая ничего уставился на обретенную благодаря Елене мечту.