Дом в беде

Видишь, вон рушится дом.
А у ворот – тополя.
Жизнь раньше била ключом,
Нынче – в бурьяне земля.
Раньше здесь был огород,
Ровные грядки казал,
Нынче никто не живёт,
Рушится дом на глазах.
Раньше была детвора,
Всяких калибров годки.
И голоса со двора,
Все, как один, – земляки.
Солнце протянет лучи,
Схватит кого за вихор.
Где-то наседка квохчит,
Водит цыплят через двор.
Кряканье, гогот и му-у-у,
Голый свинячий восторг…
Схлынуло всё, как в дыму,
Кто бы подумать так смог?
Ветер дверями скрипит,
Клонится створка ворот.
Хлев опустелый молчит
И не родит огород.
Смотрит дом немо в укор,
Словно он хочет спросить:
«Кто виноват за разор?
Что же мешает вам жить?»
Те же растут тополя,
Тень и прохладу дают,

Та же, как прежде, земля –
Только бурьяны растут.

Только не видно детей,
Тишь, запустенье кругом.
«Кто, отвечай, тот злодей?» –
Плачет покинутый дом