Двадцать четыре часа тепла

Двадцать четыре часа тепла,
Двадцать четыре часа любви.
Мне сказали, что явь светла,
Всё уже позади.
Мне сказали, что смерти нет,
И что рядом цветущий сад,
А вокруг благодатный свет,
Но не смотри назад.

Сказали, - что было в твоём мирке?
Лишь обиды, тоска и боль.
Пусть останется вдалеке
Жизни горькая соль.
Здесь же нежностью дни полны,
Облака источают хмель.
В жизни сладкой такой тишины
Не бывает, поверь.

Сказали, - мол, рухнули города,
Закровавилась неба синь.
В небе злая горит звезда
Под названьем Полынь.
Только это всё ерунда,
И вокруг лишь один фантом.
Вечно будет жива земля,
Ну, а рай – просто жёлтый дом…
. . . . . . . .
Как же мне не смотреть назад,
Больше не на что здесь смотреть.
Вечность, лживы твои глаза
И безумны, как смерть.