Две недели

Задетый осколками будто,
От боли морщась слегка
Я раненую руку
Баюкал как дитя.

Не слышу вблизи разрывов,
Но вот он, решающий миг –
Минометной накрыло миной
Той, из сороковых…

Плевался землей и кровью
И вроде живой и целый
И только рука безвольно
Вдоль тела висела.

Догнала через поколение
По руке, по душе острым лезвием
Напутствие? Наставление?
Или мина – это претензия?

Смотрят друзья иронично –
Помечен осколком войны…
Две недели на больничном
Две недели весны…