Двенадцать

Двенадцать. Ночь и тишина.
Тебя все дома нет и нет.
Сижу и жду тебя одна,
А в голове какой-то бред.

Тишина, эта ночь.
И захлопнута дверь,
А за дверью скрипит
Уже чья то постель.

Лишь короткий гудок.
Телефон. Я звоню.
«Ну и где ты идешь?»
«Да, иду я, иду!»

Нежный голос, родной.
Три коротких гудка…
Только сердце болит.
Где же носит тебя?!

Первый час. Непокой…
За окошком темно.
Я дождусь, милый мой!
Я дождусь все равно!

Нервный стук в голове.
Два часа. Тебя нет…
А из трубки одно:
«Занят Ваш абонент».

Три часа. Нервный срыв…
Сил нет больше терпеть.
И последним уже –
По вискам кирпичом: «Абонент отключен»…

Одеваюсь в смятении,
Чуя беду.
А вокруг темнота,
Я иду и иду.
За пристройкой затертых
Старинных домов
Слышу голос, нет хрип.
«Черт возьми, ты здоров?!»

Дальше – больше:
Милиция, скорая, все.
Вижу бинт на
Пробитой твоей голове.

Я за руку тебя –
Никому не отдам!
Холодеет рука,
Но нет дела врачам!

Я смотрю на тебя…
Первый раз за всю жизнь
Ты заплакал. Родной,
Ты держись, ты держись!

Но в закрытых глазах
Уже жизни и нет.
Наклоняюсь и слышу
Один только бред.

Но средь бреда сказал,
Буду помнить всегда:
«Береги нашу дочку,
Любил я тебя…»

А потом шли допросы,
Суды и менты.
Дело вскоре закрыли –
Кого бы нашли?!

Только дочка растет,
Она, милый, в тебя!
Жаль, что так, ведь, родной,
Мы любили тебя!

14.03.07 г.