еще очень сырое... навеяно настроением и погодой

На скатерти белой горела свеча. Холодная и немая
По телевизору шло кино о вымершем племени майя.
По подоконнику прыгал дождь и бился в худые окна,
За пыльной портьерой дрожала ночь, сжигая закат мокрый.

Где-то на улице старый пес швырялся безумным лаем.
Над съеденным парком, почуяв ночь – кружила воронья стая.
Я тихо открыла балконную дверь и вышла в объятья неба.
Из старой пекарни струился свет, и пахло горячим хлебом.

Капли скакали по тонким рукам и жалили белые кисти.
Холод. Ноябрь. Осенний туман. И груды гниющих листьев.
Сердце, забитое странной тоской билось на редкость – ровно
В тучах бесился охрипший гром – оставленный там условно.

В сумраке кухни лазурный газ облизывал старый чайник
В темной утробе шипела вода, и звук раздавался странный:
То ли оглохший свисток физрука, то ли скулеж собаки.
Дело, наверное, было в воде, готовой к бурлящей драке.

Долька лимона, кленовый мед и кружка горячего чая.
На кронах облезлых уткнувшись в ночь, застыла воронья стая.
По подоконнику прыгал дождь. Горела свеча немая.
По телевизору шло кино о вымершем племени майя
(с)

***

Понравилось! ))

спасибо за мнение

благодарю