Гацкая, давно хотел написать твой портрет, но, к сожалению, рисунки тут не выкладываются )

Некоторые журналисты и критики составляют вроде как «портрет поэта по его стихам».
Сейчас пока тебя тута нету, «без тебя тебя женили», то есть, составлю твой портрет, в буквальном смысле. Надеюсь, что не обидишься. Лично мне нравится )

Что должно быть в руках автора во время прочтения стиха, или во что он должен быть одет, какое у него выражение лица.

Фрагмент 1.

Ну правда,не стоит.
Posted Апрель 22nd, 2009 by Гацкая Ветьма in Другие виды

Не нужно жалеть меня, когда я плачу или скулю как сука в подушку.
Я сама в стотысячный раз виновата, так что правда - не нужно.
Найти бы выключатель доверия или обрезать просто все провода нахуй.
Чтобы, блядь, когда мне больно, я не чувствовала лишь себя виноватой.
Чтобы хоть кому-нибудь в лицо можно было бы кинуть:
За что ты со мной так??! Как же я тебя ненавижу,скотина!
Чтобы больше,ну никогда и никому не верить,
Даже металлическому голосу - "осторожно, закрываются двери".

Лицо кричит, в руке осколок стекла либо зеркала, а на ногах наверно сапожки черные, потому как в кедах по метро разгуливать опасно. И еще потому, что я люблю черные сапожки.

Фрагмент 2

Хоть раз бы, Тави.
Posted Апрель 27th, 2009 by Гацкая Ветьма in Другие виды

Мне врали газеты и продажные представители разных компаний.
Не ври мне, мой Рики, не ври мне, мой Тикки. Пожалуйста, Тави.

Не ври мне, я знаю. Мой Тикки, затянет - как пить дать - затянет.
Ну как там. Экзюпери...А я " a little girl in the small planet ".
Ворую чужих счетоводов, живу на квартирах и звёздах.
Мне даже немного стыдно, за то, что так страшно и поздно
Терять тебя в спичках. Один против ста. Ты - коробки.
Хотя вы похожи - быстро горите от взмахов моей руки.

Рики Тикки Тави … не знаю, кто это, но у меня почему-то ассоциируется со скунсом. В домашних условиях пусть будет хомячек. Если же хомячек не ручной, а какой-нибудь дикий, то лучше надеть перчатки, тем более и звезды собирать в них не так горячо. Учитывая социальный статус автора (Ветьма) – перчатки черные. А хомячек в руках красоты ради белый, и сверкает от звездного света.
Зачем тебе спички? На звездах поджигать нечего за отсутствием кислорода, стало быть, автор еще и курит… ) Какой ужас, но факт – вещь упрямая. Ваш Кент, мадам.

Фрагмент 3.

/как русалка
Posted Май 2nd, 2009 by Гацкая Ветьма in Стихи о любви

Бросай свою ревность и камни гладкие
С моря достал,с самого дна - и в меня.
Замок из песка - стеночки шаткие.
Иллюзия рушится на закате дня.
Кидай в меня свои горькие мысли
Души меня чрезмерной нежностью
От меня уже ничего не зависит,
Все испортила,глупая, свежестью...

Появился рыбий хвост и ожерелье из ракушек. Симпатично ) В закате дня лицо уже кричащей Ветьмы украшают еще и красные глаза, либо от недосыпа, либо от плохого фотографа (или бестолкового художника - мистификатора).
Свежесть – тут первое ,что приходит на ум – платьице с ромашками или цветочками. Отличное дополнение к сапожкам и черным перчаткам.

Фрагмент 4.

На изнанках .

Сердце мое бьющееся,
Не завернутое нежно в бумагу,
Забытое в старой квартире,можно обратно к тебе?
Я на цыпочках подойду
И осторожно лягу.
Так и подохнем в вечной борьбе.
Сердце мое пластмассовое,
Брошенное кем-то на пол,сметенное в сторону
Грязной метлой дворника.
Может само вернешься?
Я по тому же адресу - город,которому
Жить две тысячи лет.
Как и своему Солнцу.
Сердце мое непослушное,
Грязное,ненужное, жалкое.
Бухие работники морга.
Вскроют меня, а ты бьешься.
Так осторожно - тук-тук - и гордо.
Ты уже приготовил черную ленту?

Ветьма в трауре. Придется натянуть черную вуаль. Надеемся, это временно.

Фрагмент 5.

Записки.
Posted Май 14th, 2009 by Гацкая Ветьма in Другие виды

И руки по локоть в крови.
Не говори онкобольным,
Что ты бросишь курить.
И заживешь новой жизнью.
Целыми, новыми днями
Тихо в углу мечтать о Майями.
Так ведь, ямми?

Расстояние - сотни дождей.
Конечно же -непрошедших.
Молчание бьет сильней,
Чем санитар сумашедших.
Сдираешь моих героев,
Как со стены - обои.
А где-то у ног моих море
Ласкает волною до боли.

На море.
Как заклинанье.
Из этой больной соленой надежды.
И вскоре
Собьется дыханье.
И утопится в море безбрежном.
Так ведь, ямми?

Все-все руки заняты, в одной хомячек, в другой теперь американский флаг, в третьей –какая-то записка. Стало быть, пока руки три. И все они по локоть в крови. Не завидую твоему хомячку… Искренне надеюсь, что он не поучавствовал в этом обряде.
Платье в цветочек торчит из-под смирительной рубашки. Стильно.

Фрагмент 6.

Жалобы пациента.
Posted Май 19th, 2009 by Гацкая Ветьма in Другие виды

На ее левом хрупком запястье
Красный шнурок - на счастье.
...
Повязка,прививка от гриппа, укольчик на память.
Ты лезешь в меня как доктор и лечишь, и лечишь.
Твои не-касания и витамины меня только ранят.
Заткнись. Когда тебя нет мне становится легче.
Лето спешит на встречу. Лету конечно проще.
Живи себе, радуй других целых три месяца в год.
Не нужно просить рецепты у доктора каждой ночью.
Не нужно бояться,что он перекроет тебе кислород.
....
Мой добрый доктор, шрамы на левом запястье.
Красный шнурок - к чертовой матери и на части.
недолеченная чудесатость.

Поскольку ясно сказано, что шнурок именно на левом запястье, значит, руки у автора как минимум четыре, что в общем и неплохо, в хозяйстве все пригодится. В четвертой руке Ветьма держит кляп.
Девушке становится легче с ее недолеченной чудесатостью, это проявляется в здоровом румянце, и если б не смирительная рубашка, она была бы похожа в этом платьице на внучку упитанного, укрывающегося от налогов американского фермера.

Фрагмент 7.

По-разному.
Posted Апрель 30th, 2009 by Гацкая Ветьма

А раньше, в моем счастливом детстве,
Я прикладывала мизинец одной ноги к другому
И мечтала стать русалкой.
А теперь какая разница? Все равно я стану пеной.
***
Долго смотря на каплю воды, лежащую на чем-то темном
(не фокусируя взгляд)
Можно увидеть время.
Будущее уже начинается.

Сколько мне осталось, что бы найти Ту Самую Улицу?
Расскажи мне о городе, в котором я живу,
И о качелях, что грустно скрипят по ночам.
Такое бывает.
А когда тебе устало улыбаются прохожие,
Попробуй разглядеть моё счастье.
Нам еще нужно пытаться менять этот мир.
Мой поезд все ещё едет навстречу.
Осталось пройти таможню и можно красить губы,
Доставать зонт и выходить под капли летнего дождя.
Чтобы увидеть в асфальте небо.

Ветьма стоит на улице, спиной к качелям, и смотрит в асфальт. Фон – ночь. Один глаз становится голубым и ясным – он увидел небо и будущее. Из текста стало достоверно известно, что ноги у Ветьмы две.

Фрагмент 8.

Будем смелее. Не дети, вроде бы.
Posted Май 8th, 2009 by Гацкая Ветьма

Давай удалим эти буквы.
И будто бы это поможет.
О Боже.
Беспомощны куклы в странах шенгена.
Натянуты струны,
Обрезаны волосы.
Испачкана вена
Главная,та что слева.
Ты часто видел,как погибает твоя королева?
Давай подойдем ближе,
Давай уберем лишних.
Останемся только вдвоем.
И водоём
Моих слез и твой последней бутылки пива
Сольем.
В чье-то чужое соленое море из горя.
Из горлышка пить - моветон.
Из города выгнаны вон.
За ворота и дальше - не вместе.
Брось мне говорить о любви.
Врозь - значит не вместе.
В каком, кстати, месте встретимся?

На голове Ветьмы корона, что избавляет нас от необходимости узнавать цвет ее волос, тем более мы все равно никак не можем это сделать. Известно ,что волосы обрезаны, но не ясно, как сильно. Королева не боится погибнуть, но хочет убрать лишних. Это наводит на мысли о том, что Ветьма готовится к войне. Также она спрашивает невидимого адресата, в каком месте встретиться, то есть, погибать она все-таки не собирается, а следовательно, пи**ец придет нам, господа.

Итак, мы видим девушку, кричащую, один глаз которой зловеще-красный, а другой – кристально-голубой, на ее щеках румянец, она курит, она в сапогах и смирительной рубахе, из-под которой кокетливо выглядывает платьишко с цветочками. У девушки четыре руки, на них одеты перчатки. В одной руке она держит дикого хомячка, который предположительно кусается, предположительно заразен и предположительно скунс. В другой руке – американский флаг, по спец. заказу имеющий 49 звезд, поскольку Маями скорее всего в ближайшее врем исчезнет с лица планеты. В третьей руке записка, а в четвертой – осколок зеркала. Все руки в крови по локоть.

На голове девушки черная вуаль и серебристая корона, украшенная звездами, которые мы раньше не видели в силу их размера, если это можно хотя бы с натяжкой назвать размером. На шее девушки ожерелье из ракушек, и она также является гордой обладательницей съемного рыбьего хвоста.

Резюмируя все вышесказанное и наслаждаясь этим портретом, повторю еще раз, и не без гордости: если кому и придет пи**ец, то это будем мы! Почему я так горд? – потому что я буду первым, кто его предсказал.

Но если этого все же не случится, в следующий раз – портрет Александра Пушкина или Кати Огнерубовой.