Город

Холод зимы тоску нагнетает,
есть причина для смеха теперь?
Люди на подступах свежего рая,
лбом пробивают закрытую дверь.
На замках скотчем крепяться ценники,
нищим опять ошметки иллюзий,
мечта разрывает иссохшие вены
и вновь на дорогах ничейные трупы.
Ноздри вновь забивает невыживший смрад,
последний выход жизни на волю,
непосильно раскаянью на ноги встать,
актеров закончены роли.
Не петь песни,что небо голубо,
и о любви, прошу вас, ни строчки.
Продали! Продали! Продали все!
И небо, и солнце, и звезды!
Романтика ночи уродство скрывает,
дает повод на любое безумие:
Луну завлечь в поцелуе романом,
а можно с нагана выстрел в голову.
Силы в руках алкоголем полнятся,
смелость растет раньше забытая,
В ритме танца за стилем погоня,
через секунду замков ценники.
В городско толпе на свободу не вырваться,
спрятали слово в пещеру сомнений,
общество фальши дышит в затылок,
жизнь здесь себя износила.
Совесть здесь тоже плакала,
ее эгоизм к земле жиром прижал,
толпа не смущалась грязи -
ей продавала себя.