И умер старый Лир...

1.

Проклятья дождь терзает твердь Земли,
Из язв её сочится гнили смрад.
И нет покоя, слышится вдали
Смертельных звуков тягостный раскат.

И временем зажатый световод
(Презренной злобы руконосный свет)
Слепит её очей небесный свод,
Вонзаясь острием ножа в скелет.

Она кричит, узрев свою судьбу,
В венчальном чреве – ада гулкий стон.
И все смешалось и слилось в мольбу,
В ответ: разящий тленом серы ком.

Осиротели храмов купола:
Кресты объяты пламенем огня.
Из тел сожженных пыльная зола
Вздымает к небу, Солнце ощутя.

И льются ручейки из детских слез,
Смывая пепел с ложных образов.
Голодный среди трупов рыщет пес,
Вонзаясь пастью в дармовой улов.

В больших глазах разлился вечный страх,
На шее – высшего священства знак.
И он рычит, держа в стальных зубах,
Адептов, что его кормили, прах.

Испуганное воронье кружит,
Бросаясь камнем на своих птенцов.
И обезумевшая мать вопит,
Склоняясь над муками своих сынов.

В смятенье всё: Земля и человек,
И твари всякой естество. И мир
Надеется спастись, ища Ковчег.
Но нет его! И умер старый Лир…