Из жизни Васи Котова, служащего СОБРа. Спецзадание

Из жизни Васи Котова, служащего СОБРа. Спецзадание.

«Нет, нет, нет!», подумал Вася Котов
Из отряда быстрого ответа,
«Лучше я пойду на пулеметы,
Чем на стариковские пикеты»

Этой ночью был приказ по СОБРу –
Разогнать толпу пенсионеров!
Но Василий Котов очень добрый:
«Что у нас нет милиционеров!»

«Наш отряд воюет с терроризмом,
Мы же бьем реальную опасность,
Ох, связался я с капитализмом,
У меня ж профессия и классность»

Вася сослуживцу Николаю
Говорил все это, выпив водки,
Тот сидел, хмелея и кивая,
Коля понимал. Он тоже кроткий.

Ведь у Коли, также как, у Васи,
Мать с отцом на пенсии тоскуют,
Отобрали льготы все, чубайсы,
Хоть ложись под доску гробовую.

И решили старые, больные,
Соберемся, перекроем тракт мы,
Снова девяностые лихие…
Ну, а мэр обделался – теракт, мол.

Вызывает главного из СОБРа:
«Завтра революция седая»
Смотрит нагло, пристально, как кобра,
«Справишься со старичьем, играя»

А потом он укатил за город,
База там для отдыха с парилкой,
Вот такой ответ на близкий голод,
Говорили ж, выборы – дурилка.

А майор из СОБРа, злой и хмурый,
Вышел и к себе, плюясь, поехал,
Выдал перед строем процедуру:
«Вы не скальтесь, будет не до смеха»

Жертвы превентивного разноса
В злости усмехались некрасиво,
Свинское решение вопроса,
Им «в ломы» такая перспектива.

Потому сидят они за водкой –
Не разлей вода, Василий с Колей,
И толкают хлебом и селедкой
Алкогольный выдох тихой боли.

Утром – на автобусы. Заданье –
Оттеснить седое поколенье!
И впервые едут без желанья,
Не кураж, а недоразуменье.

Милиционеры ждут нейтрально,
Тракт гудит десятками моторов,
Шум, как будто шторм девятибалльный,
«Нет пути назад! За нами – город!»

Этот клич читался в хмурых лицах,
Старческих, но твердых в их заботах,
«Да ведь ими надо нам гордиться»
Про себя подумал Вася Котов.

СОБР и старый люд! Совсем не жалкий,
Прямо, как стояние на Угре,
«Нет!», решил майор, «Не будет Калки!»
Взгляды седовласых жгут, как угли.

И ушел отряд, а Вася Котов
Про себя решил и без приказа:
«Я пойду, пойду под пулеметы,
Но на стариков… Шалишь, зараза»

А потом он с другом Николаем
В ресторане пил, и там певица,
С голоском не то, чтоб, но не лаем,
Им кивнула, как знакомым лицам.