Из жизни животных. Ретроспектива.

Зеленый массив на слиянии рек
Богат был и прибылен от веку век.

Здесь всякое жило лесное зверье
И стаи пернатых – орлы, воронье…

Хозяином филин был, мудр и умен,
Суров, справедлив – фенОмен времен.

А чтобы он знать настроения мог,
Служило дуплу много сплетниц сорок.

Чуть только услышат, пусть даже, хвалу,
Несут во весь дух, как срамную хулу.

Ночами он правил, а днем отдыхал,
И сыт был, и счастлив под ним весь кагал.

Но, правда, закон был суров и жесток,
Чуть гавкнешь, тотчас волокут на шесток.

Посадят на кол, иль положат под плеть,
И пугалом станешь, хоть был ты медведь.

Ну, это, ретивых. Других, как один,
В работу к бобрам, на устройство плотин.

Так, всяк, пропадал, или жил - кто как мог,
Пока наш ушан, наконец, не усох

Советом решили - дупло сохранить,
И чучело, сделав, табличку прибить:

«Здесь правил и жил, справедлив и умен,
Отец всех зверей, фенОмен времен.

А, так как, от страха устал весь кагал,
Был выбран в отцы жеребец Буцефал.

Сорок сократили, прижали волков,
Снесли самострелы и петли силков.

Итак, продолжается краткая повесть,
Все стали служить не за страх, а за совесть.

А время течет, как большая вода,
Но, вдруг, жеребец повернул не туда

Настроил холмов для трудяг - муравьев,
С цепи отпустил певунов - соловьев.

Дал вольную белкам, ежам, барсукам,
И всем остальным травоядным зверькам.

Потом, чтобы чтили заветы отцов,
Незлобно лягнул воронье - мудрецов.

В конце расписался, то «Смирно», то «Вольно»,
Короче, везде наплодил недовольных.

Смекнули: -«Должно быть, в себе не уверен,
То был жеребец, а теперь уже мерин»

Во все уголки полетели гонцы,
Собрали совет и прогнали - в овсы.

Без долгих раздумий, - задумка была,
Решили поднять над собою осла.

Он, правда, хитер, как бессовестный лис,
На рубль добродушен, на два филинист.

При нем будут сыты и волк, и кабан,
Глядишь, уцелеют, коза и баран.

Сорока опять, длинноухому, в честь,
Весьма, оказалось, он падок на лесть,

За дюжину перьев павлина, хорек,
Оттибрил себе соловьев на паек.

Пахучий разбойник разнюхал мечту,
Патрон, не шутя, уважал красоту.

Бобровые ставки запрыгали в рост,
Хоть вырублен лес, но отгрохали мост.

От самых истоков до схода длин,
Накрыл водоток этот мост - исполин.

Зеленый массив у слияния рек,
Богат был и прибылен от веку век

Здесь всякое жило лесное зверье
И стаи пернатых - орлы, воронье…

На тропах силки, возрожден самострел,
В чести росомаха, пчела не у дел.

Ушел колонок, проклиная судьбу,
И соболь видал эту местность в гробу.

Был прибылен лес, а теперь небогат,
Из чащи выходит медведь - горлохват

ноябрь,1989.