Казнь Стрельцов

Сентябрь, 30-е число.
Уж осень на дворе в разгаре.
Деревья в золоте стояли,
По тракту в матушку Москву,
С Преображенского села
Везли стрельцов на казнь
К царю Петру.

В телегах по двое сидело,
В кафтанах рваных
И с крестом нательным на груди,
Держа в руке огарок восковой
Свечи, стрельцы молили Бога
О пощаде.

Ведь по обычаям Руси,
Приговоренный к смертной казни,
Сберёгший пламя у свечи,
Взойдя на место лобное с огнем,
Помилован уже самим же Богом,
То есть, невиновен пред царём,
И всем честным народом.

А мы вернёмся к нашему обозу,
Он к воротам Покровским подходил.
По сторонам проселочной дороги
Бежали дети, жёны рядом шли.
И матери кричали от бессилья,
Спасти сынов, мужей уж не могли,
Конвой солдат, Преображенцев
Штыками отгоняли их.
И стоны, крики жён Стрелецких
Раскатным эхом по Москве слышны.
Рыданье и мольбы, аж колокольный
Звон глушили.

Обоз вошёл в Москву и встал
Сам Пётр- царь обоз встречал.
Глашатай свиток сказки зачитал:
Стрельцы под пытками, а кто в
Расспросе, признались в мятеже.
Сказали, что побить бояр хотели,
А так же немцев в слободе, полки
Солдат и чернь взмутить желали.
И что за деяние сиё и воровство,
Чинённое стрельцами государю
Казнить их всех посредством топора
То есть, просто всех их обезглавить.

Глашатай кончил приговор
И свиток за рукав упрятал.
Солдаты плахи у телег установили
И в каждом пне топор торчал.
Бояре все там палачами были,
Но все глядели на Петра,
Казнить живого человека
У них не поднималась и рука,
А казнь вершить кому-то надо.

Петр оглядел бояр с коня,
И лихо, соскочив с него на землю.
Он вытащил топор из первой плахи,
Проверил лезвие:- Востёр!
И резким заплечным ударом,
Направил к шее свой топор.
Удар был сильным, резким,
Точным и голова, казнённого
Стрельца, от тела отлетела разом.
Толпа заохала, запричитала сразу,
Царь хмурым взглядом по толпе
Прошёл и, взяв топор, срубил
Четыре головы за разом.

Бояре оробели сразу, но Меньшиков
В толпе возник и, подойдя к соседней
Плахе, с укором, глядя на бояр, сказал:
Что ж испугались господа, ведь головы
С плеча рубить, не царское доселе дело.
А ну-ка живо исполнять Петра приказ,
Скорее все за дело.

И полетели головы стрельцов от рук
Боярских разом, и стон стоял в Москве
И кровь Стрелецкая, лилась рекой,
А жены всё молили о пощаде.
Но целый год ещё потом шли казни.
И следствие велось в сыскных приказах
Почти что восемь лет до 1708 –го года,
Стрелецкий бунт царю Петру
Запомнился надолго!