художник

Третью ночь сидит художник над не начатым панно.
Каждый раз берёт он кисти и рисует полотно.
Но какие б краски жизни не кидал бы на него,
Всё равно бесцветно чистым остаётся полотно.
Как он мучается бедный, не находит нужный фон.
Представляет всё, как прежде, но не видит тот же сон.
Руки, мысли, цвет картины не подвластны и чужие.
Начинает с плавных линий, но стирает всё, как иней.
Когда солнце просыпалось, божье чудо улыбалось.
Её образ черты видел маляр ночи три.
«Четко, ясно каждый штрих до детали сохрани»,-
Говорил себе художник, полюбивший этой ночью.
Но от света яркий дней он забыл её, как тень.
Все старанья были даром, её облик тает градом.
Мастерская вся в обрывках от похожих на улыбку.
На улыбку божества, только это не она.
Сколько девушек красивых рисовал
И тут же ними он растапливал камины.
Мастер хоть и молодой понимает, что живой
Будет только лишь с одной.
А без той картины милой не нужна ему причина,
Чтоб любить, творить и быть счастливым.
Третий день он как убитый.
Мир застыл и ждёт открытий.
Словно вечность длятся сутки
Всё, что раньше – промежутки.
Гений падает без сил, он ведь видит только пыль.
Не дотрагивался к пищи, не читал пришедших писем.
Перестал сидеть на крыше и считать кометы свыше.
Умирал и сам не верил, что погубит её тело.
Нет, она спасёт его от бед, она ведь ангел, а не смерть.
И в сотый раз пытаясь разгадать её цвет глаз.
Уставший и небрежный взор
Художник бросил сквозь окно.
И в тот же миг их взгляды встретились на миг.
Ему хватило двух секунд. Чтобы узнать свою мечту.
Её походка, прядь волос, всё, как мечтал, так и сбылось.
Не помнил, сколько простоял, боялся, даже не дышал.
Не шевелился, без движений, чтоб не спугнуть своё спасенье.
Придя в себя, без объяснений он попросил её на время.
Весь день и ночь, не покладая рук
Творил, писал и снова оживал.
Само собой всё получалось, как будто сверху диктовалось.
Без усталости и скуки, рисовал художник муки.
Как искал он в час разлуки, как губил свои же руки,
Что не5 слушались его, обнимая не её.
Мастерство и свою боль передал художник той,
Чей портрет при лунном свете озарял пещеру смерти.
Через много грустных дней в доме стало сто гостей
Восхищенье, изумленье – говорили о творенье.
Удивленье, страх, забвенье – говорили все о нём.
Пусто стало между стен, только бьётся в клетке тень.
Не хватало ему воли ради подвига такого.
Превзошел свои надежды, стал свободным, было тесно.
Так решили все, кто видел его скромный холст и сон.
Полотно под звёздным небом и напротив тот, кто не был.
Взгляд, наполненный любовью, он не сводит уже год.
После ночи той заветной так и смотрит на неё.
Как и раньше без движений, без еды и без сомнений.
Только кисти с рук упали, гости их не подимали.