Клоунада

Блондин с поднятой челкой пел громко, и, кажется, вживую. Его громкий и высокий голос звенел над стадионом подобно сигналу микроволновой печи.

- Спекся, - крикнул джентльмен в пиджаке, застегнутом на все пуговицы, на ухо своему товарищу, - Жена носит ему какие-то витамины и крепкую заварку по утрам.
Пиджак выглядел года на три-четыре, и застегивался на все пуговицы только из необходимости прикрыть сальное пятно на воротнике рубашки этого мужчины.
- Говорят, нужен охранник в магазин. Скажи ему, - ответил собеседник так же на разрыв связок.
Он был в целом похож на своего друга, только брюки серые, а не черные, и на них виднелись вытертые дыри во внутренней части щиколоток.
- Его выперли за воровство. На четвертый день, - сказал первый.
- Сам виноват. Вот ведь придурок. Есть люди, которые не вырастают.
- А что теперь? Жизнь такая, Леха, жизнь такая, - он вздохнул, поправил ворот и устремил взгляд на арену стадиона, на этого сладенького с микрофоном.
- Сань, он на тебя смотрит, гляди.
Саня сплюнул и закурил.
Поднялся ветер. Народ начал ежиться. Леха сильнее натянул свою кепку «California». Он в общем был еще молод, и это на моей памяти единственный случай, когда головной убор прибавил человеку 10 лет. Спортивно-стриженые волосы торчали из калифорнийской сетки как куски арматуры из бетона при рассматривании в выпуклую сторону лупы.

Красные и зеленые шаровары развеваются на ветру сильнее флага отечества. Голос из комментаторской будки:
- А сейчас, дорогие жители нашего вечноцветущего города, в этот чудесный вечер для вас выступает клоунский дуэт «Черти любят зефир в шоколаде»! Нагрейте хорошенько ваши ладошки, эти парни не дадут вам скучать!
Клоуны взяли микрофоны.
- Я не парень! Видишь, штаны зеленые, друг? Парни носят зеленые штаны? Зеленые! – присмотрись, и не дыши так на свое стекло – не все знают, что ты передергиваешь на работе. Дуэт «Черти любят зефир в шоколаде», господа, специально для вас. Цветные шарики – специально для ваших детей, должны же они видеть что-то кроме жестяных тарелок. Обручи специально для заместителя мэра – посмотрите, это реальность – обруч действительно можно надеть на тело.
А сейчас мы с напарником покажем фокус с деньгами. Он называется «исчезающая купюра». Смотрите, вот банкнота в 500 рублей. Та самая, кстати, которую мы получили авансом за выступление. Сейчас я подхожу к первому попавшемуся зрителю.
Зрителем оказалась женщина лет сорока, в пуховике и вязаной шапке. По качеству видно, что вязала сама.
Девушка-клоун продолжает.
- Возьмите, пожалуйста, эту купюру и положите себе в карман, - отдает купюру, - сейчас все присутствующие, пожалуйста, закройте глаза. Открывайте на счет пять. Раз, два, три, четыре, пять. Открывайте. Видите? – купюра исчезла! Вместе с женщиной.
По трибунам прошел вздох.
- А теперь, дамы и господа, юмор, и немного волшебства! Номер «Пойму с полуслова!» Любой желающий может задать мне короткий вопрос, а мой напарник скажет, что на самом деле волнует человека в данный момент.
«Старый как мир трюк!» - донеслось с трибун.
- Лысый как самка бегемота! – крикнула в ответ девушка, - итак, начнем. Давайте, джентльмен в трижды прожженной кожаной куртке. Не пролейте пиво!
- Вы свободны сегодня вечером? – крикнул джентльмен.
Мужчина-клоун взял микрофон и заговорил спокойным, уверенным голосом хорошего адвоката:
- Все бы ничего, что мою жирную женушку нельзя уже трахать, во избежание психической травмы, а как же ее прокормить теперь? – денег нет, на детей никакой надежды – еще бы, всего один, и тот выступал только что перед вами, боже прости, педик гомосексуальный, гей нетрадиционно-ориентированный, прелюбодей голубоватый! Девушка, вы то хоть верите, что я еще все мужик? – вот так, - закончил клоун.
Джентльмен начал что-то орать, трибуны зашумели, и ветер усилился.
- Здесь слишком шумно! – крикнул клоун, достал пистолет и выстрелил в небо. На пути неба оказался прожектор.
- Похуй, еще не стемнело, - резюмировала девушка.
Народ начал шуметь и ругаться.
- Какого дьявола вы тут устроили, мерзавцы??! – выкрикнул комментатор.
- Ты великолепна, ципа! – перевел клоун-мужчина.
- Заткнись!
- Я бы сейчас не прочь застрелиться, - все так же спокойно сказал клоун.
- Ваши вопросы! – перебила его напарница.

Ольга вследствие задолженности за коммунальные услуги лишилась горячей воды, и ей было все равно, где мерзнуть и ненавидеть всех. День города – почему бы нет. Натянув свою шапку, которую она ошибочно считала женской, Ольга лениво притащила тело на стадион, оставив за собой след из ожурков семечек.
- Вы рехнулись? За это придется ответить! – кричит она и тычет обгрызанным пальцем в разбитый прожектор.
Клоун плюхнулся задницей на землю и со скучающим видом меланхолично проговорил:
- Никому не нужная шлюха хочет отвлечь внимание от своей никчемности пропагандой общественной морали и порядка.
Его напарница замолчала и стала серьезной. Она не отрывала глаз от Ольги. Та тоже смотрела на нее, и через пару секунд молчания спросила:
- Вика, кто это?
- Мой муж.
- Я узнала его. Сэр красные штаны, вам наскучила работа проводника?
- Я никогда не был проводником, - ответил клоун, и посмотрел в сторону.
- В чем дело? – спросила Вика.
- Сэр, как вам удалось вытолкать с поезда здорового 100-килограмового парня? – продолжила Ольга, обращаясь к клоуну в красных штанах и плюясь семечками далеко вперед, - поясню для присутствующих – это был мой брат.
- Он был пьян и прыгнул сам, смешно растянувшись своей холеной кожей по рельсам, - ответил клоун.
- Он был лучшим братом на свете!
- Он тебя на поводке водил, идиотка! Зато всегда мог раздобыть денег. Например, обыграть ребенка в покер, помните, это был красивый подросток, производивший изо всех сил впечатление на первую попавшуюся шлюху, которой оказалась ты!
- Он обыграл и тебя тоже, фокусник. Еще легче, чем ребенка, - девушка рассмеялась, вытащила из кармана запечатанную колоду карт и швырнула на арену.
- Это неправда! – крикнула женщина-клоун.
- Вика, а где твое обручальное кольцо?

Леха, время от времени поправляя неудобную кепку, продолжал сморкаться в жилетку Александра:
- Ведь эти подонки не платили мне зарплату почти 5 месяцев! А теперь еще увольнять собираются?
- Так ты же сам хотел уволиться.
- Так то я, а то они. Мерзавцы они все. Все о своем бабле пекутся. Стоящий рядом парень лет 20, подхватив эстафету у клоунов, перевел:
- Они женятся-ебутся, а нам не во что обуться!
- Парень, покури лучше, - сказал мужчина в пиджаке.
- Не беспокойтесь, я не намерен драться, вымещайте свою ненависть друг на друга, - ответил парень и пошел прочь со стадиона.
- Теперь главное - первому подать заявление «по собственному желанию».

- А где мое обручальное кольцо, Джамбо? Ты потерял его, так ведь? – спросила Вика.
Муж молчал. Ольга снова заорала:
- Ты стухнешь в аду, покроешься плесенью в вонючем подвале преисподней, и черви будут соскальзывать с твоего гладкого, как моя задница, мозга! – и побежала к выходу. Парень, которому не во что обуться, не успев еще выйти, поставил ногу, и она плюхнулась на асфальт, уткнувшись взглядом в горку бычков фильтрованной «Примы». Клоун орал ей вслед:
- Твой брат – пьяная сука, не более того! Все вы тут такие, хотите купить весь мир, не отрывая жопы от кресла, пересчитывая бумаги одной рукой и массажируя собственные яйца – другой! Вы – короли, подписывающие государственные документы, сидя на очке, подтирающие задницу картой мира. Стоило случиться чему-то непредвиденному, и началось – один голубой, другой натурал – но пидор еще похлеще, третий мечтает избить до смерти свою тещу – откуда у вас это? А просто больше ни хуя нет, носитесь со своим тряпьем в поисках самой дешевой химчистки, и – да, вы можете воспринимать эту фразу образно! Вы можете стрелять в меня, но я знаю, что никто не выстрелит, потому что это докажет мою правоту! А что главное для каждого из вас? – счастье? Свое? Детей?
- Быть правым. Это известный факт, - сказала Вика, положив руку ему на плечо. Он отошел в сторону. Вика сорвала с себя одну из пуговиц и стала тонким концом бить в воздушные шарики. Шарики лопались как будто бесшумно - над стадионом стоял громоподобный гул.
- Вы все правы, ребят! Вы – ничтожества, и это ваша мысль, а не моя. Вам бы сейчас разойтись, да не слушать мой сумасбродный пиздеж. Идите. Правда, концерт бесплатный, и знайте – после нас выступают еще 7 артистов. А нам пора.
Он пошел к входу в раздевалку. Вика поплелась за ним с последним шариком в руках, зеленым, как ее штаны. Заходя в коридор, клоун сказал стоящему справа мужчине в кепке «California»:
- Тебе не платят 7 месяцев. Крайнее неуважение. Мой тебе совет – увольняйся.
- Пошел ты! Убийца. - ответил мужчина.
- Круто ты его! – улыбнулся Саня.
- Пятна легко выводятся солью, - неужели тебе не жарко в этом сюртуке? – сказал Алексей и закурил, глядя на разбитый прожектор.
Вечерело.

Клоуны шагали по улице, опустив головы, и переговаривались отдельными фразами.
Почти стемнело. Двор наводил тоску своими сломанными качелями, железными каркасами, оставшимися от горок... Кто-то разбивал бутылку об забор, кто-то тащил домой ноющего ребенка.
Вика села на край горки и отхлебнула пива. Джамбо выпил полбутылки залпом.
Джамбо на самом деле звали Артур. Сейчас он вспоминал, как тогда в поезде пытался переспать с Ольгой и получил по ебалу от ее брата. Да черт его знает, мало ли причин, по которым этот жердяй вывалился. Дело давнее.
- Может, домой пойдем? – спросила Вика.
- Еда там есть?
- Там есть кровать. И туалет.
- Весомо.

- Угости старого друга, - услышали они голос из-за спины. Ольга.
- Сюрприз, - констатировал Артур без каких-либо эмоций. Он выглядел крайне усталым, как и Вика, - На, глуши.
Ольга только приложилась к горлышку, как бородатый мужик, проходящий мимо, потянул ее за шиворот и прижал к себе.
- Сука, любишь на халяву ебнуть, да? – прошипел он, - а кто не любит, конечно. Домой, бля, я сейчас за водочкой сгоняю.
- На хуй твою водку. Я буду гулять сегодня, пей один.
- Кто это? – спросила Вика.
- А это – мой муж.
- Приятно познакомиться, - Вика улыбнулась и продолжила пить свое пиво.
Муж Ольги оттолкнул ее и сказал:
- Бля, домой же сказал, ну домой ведь, милочка, давай бегом очутилась!
- Да иди в жопу, - отмахнулась девушка и закурила.
Муж нахмурился, потом подошел ближе и двинул ей кулаком в скулу. Ольга упала и ударилась головой о металлическую лесенку горки. Она сидела на коленях, глядя снизу вверх, череп был пробит. Кровь стекала по правой щеке. Вика набрала «скорую».
Артур встал с горки, подошел сзади к мужу и, взяв его также за шиворот, проверил боковой каркас качели его ебалом. Каркас загудел. Видимо, Артуру понравился этот звук, и он ударил еще раз. Что-то там гудело и хрустело еще несколько секунд, пока Джамбо не устал.
Потом он отпустил мужика, тихо засмеялся и сел на землю, обхватив руками колени.
Ольга, выкатив глаза, смотрела на все это. Потом закричала, но быстро заткнулась. Они столкнулись взглядами.
- У тебя никого больше нет, - сказал Артур.
- Уже давно, - ответила Ольга.
Вика бросила свою бутылку и пошла. Артур смотрел ей вслед.
- Где ты ее нашел?
- В поезде. Ехала на гастроли.
Ольга рассмеялась:
- Ну а как же! Кто бы сомневался!...
- Чертовы клоуны, - сказал Артур.
- Чертовы. … Ну, я пойду.
- Погоди, а скорая?
- Хе… Пусть забирают тебя.
Артур, глупо улыбаясь, кивнул, допил пиво и бросил бутылку на спину этого мертвого незнакомца, лица которого он уже не помнил. Лица у него больше и не было.
Ольга ушла. Донеслись первые, слабые звуки сирены.