Когда ты говорила – Я люблю –

Когда ты говорила – Я люблю –
гроза валила сосны-исполины,
и прорывалось солнце в злые зимы,
когда ты говорила – Я люблю –

Когда ты говорила – Я люблю –
навзрыд весною плакали берёзы,
и в вишенных кустах алели розы,
когда ты говорила – Я люблю –

Ты говорила это, но не мне.
Не я счастливчик, баловень судьбы.
Спокойно заколачивать гробы,
мне оставалось в этой тишине.

Зачем с тобой под жёлтою луной
встречался я? Как будто рок земной
предначертал заранее – Изгой –
и – целовать пороги за тобой.

О, Боже, сколько сломано надежд,
пусть глупых, пусть, у маленьких невежд.
Теперь собою публику потешь,
коль меж лопаток – крест.

Когда ты говорила – Я люблю –
всю ложь собрал, себя же обмануть,
хоть знал заранее, к обрыву этот путь,
когда ты говорила – Я люблю –

Я знаю, дам тебе не меньше я.
А что теперь? Ругаться, сатаня,
пустые вишни, как свою беду,
садовником в поломанном саду.

Втихую ревновать? – Плевать! –
Пороги ног твоих не буду обивать,
уйду углы считать своей Отчизны,
чтоб на глазах твоих не видеть укоризны,
не унижаться и… не воровать.

Но не спасла меня разлука-даль.
И, дура, непутёвая печаль,
мне шепчет по ночам, как молча сплю,
слова твои – Любимый, я люблю –

1988 г. С-Петербург