Колизей 21го века

Арена пылала белизной и резала глаза. Жара стояла невозможная, нещадное солнце обжигало коричневые панцирные доспехи. Борьба за жизнь была единственным, что он умел в этой жизни.
Еще ребенком он скрывался от лавочника, воруя пищу из склада, голодная юность, когда он вынужден был скитаться от дома к дому, именно этим же воровством и промышляя, но это были тяжелые времена, и он был часто бит, часто за ним гонялись рассвирепевшие хозяева продуктов, которые он находил. Когда он немного подрос его голодного и изнемогающего от жажды подобрал на улице старик. Старик носил черный панцырь, то ли из кожи, то ли из какого-то иного твердого материала. Он пообещал научить мальца всему, чему научила его долгая жизнь скитаний и битв за кусок хлеба, как уйти от погони и скрыться в подвале од разозленных хозяев с тяжелыми предметами в руках.
Сегодня судьба подкинула мальцу самое сильное и коварное в жизни испытание. Его поймали, поймали на горячем. Он воровал сладости у иностранного купца. Его сразу же схватили преторианцы и закинули в клетку, а уже через пару минут он стоял на арене.
Вокруг сновали люди разных национальностей, попивали алкогольные напитки и ставили деньги на то, что малец не протянет и пятнадцати секунда на арене. Кто-то выкрикивал дерзкие "умри" и "так тебе и надо, ворюга". И тут из толпы вышел он. Малыш сразу понял, что среди безликой толпы человек выделялся. Он шел медленной и горделивой походкой всматриваюсь в глаза жертве. Малыш понял, что он обречен.
Главный поднял руку и решетка, единственный выход из арены, была закрыта то ли мулатом, то ли квартероном гвардейской фигуры.
Молодому воину за жизнь казалось, что солнце пекло еще сильнее, накаляя пластинчатый панцирь добела. Легкие кипели от пекущего ветра, казалось, что мир остановился и уже не важно, что будет завтра, была только одна мысль о том, что эта арена - последнее, что он увидит в своей короткой жизни.
Через короткий промежуток времени дверь открылась, цезарь с уважением смотрелна юного бойца и воскликнул на языке, который некоторые называют английским: "ты смел и силен, ты выжил 15 секунд в микроволновой печи в режиме гриль. Ты был пойман, но с гордостью и достоинством встретил наказание. Ты подарил нам зрелище, мы сами подарили себе хлеб. Ты волен идти на все четыре стороны". И цезарь поднял большой палец вверх.
Маленький таракан русак не знал, что делать с таким счастьем, он хотел убежать, но лапки еще жгло искусственное солнце прогресса.
Он собрал все силы и побежал что есть мочи до дверцы с помойным ведром. Потомон остановился на холодной трубе, что бы хоть как-то охладить свой природный доспех, тот, который спасал миллиарды поколений его предков на протяжении сотен миллионов лет.

Ночью цезарь проснулся от неприятного чувства вины, вышел на кухню и положил возле мусорного ведра кусочек сахара рафинада.

"Прими этот дар, смелый гладиатор! Это первый кусок хлеба, который ты заслужил своей храбростью..."