Кошмар

Уж осень кружит листопады и льёт дождями, как всегда.
Последним тёплым дням все рады, а ночью больше холода.
Птиц перелётных караваны, зимы почуяв близкий дух,
На южный берег океана ушли давно от белых мух.

Вот-вот и колдовским узором на землю иней поутру
Осенним и немым укором покличет скорую зиму.
Ну а пока ещё на рощах трепещет листьев краснота
А на земле в пожухлых клочьях желтеет мёртвая трава.

Чрез грязь дорог в постылый вечер гнал я усталого коня,
Спешил к друзьям моим навстречу окончить передряги дня.
И в предвкушеньи разговора при доброй бане и столе
Я не заметил, как во скоре с дороги сбился. И во мне

Закрались смутные сомненья, тревогу породив в душе.
Вокруг прогнившие деревья, и дальше нет пути уже.
Зловещей и страшнее места я не встречал до сей поры.
Опешил я, признаюсь честно, готовясь Дьявола "дары"

Принять на сколь отваги хватит, на сколько хватит сил моих.
Но кто б он ни был, он заплатит за смерть мою, как за двоих.
И пристально окинув взором стволы гнилые сквозь туман,
Я дал коню крутые шпоры, что б он летел как ураган.

Мою тревогу встреч почуяв, встал на дыбы мой вороной,
И развернувшись, ноздри дуя, готов был прочь лететь долой.
Но испугался и повторно во весь свой рост на задних встал,
Спустился и затих покорно. Я свой из ножен меч достал.

Предчувствие не обмануло всё же, не зря закрался тёмный страх.
Не описать, на что похоже, что встретил в проклятых местах.
Огромной глыбой, в чёрной стали, верхом на огненном коне,
Его глаза как ад блистали, таким тогда предстал он мне.

И вроде рыцарь! Но скорее, в броню одетый исполин,
Меч вдвое прочего длиннее, и конь - не конь стоит под ним.
Скорей грифон, огнём объятый, посланник тёмных адских сил.
В стальной перчатке с силой сжатой, штандарт чернее ночи был.

Готов я был к любой развязке, к ворам, к засаде, но людской.
На них в атаку без опаски я б бросился в последний бой!
Но встретить полутонну тролля в гнилом темнеющем лесу,
Я в страшном сне не смел, доколе я ног своих не унесу.

Глаза горят, лица не видно, сквозь шесть звериную оскал.
Тогда подумал:"Как обидно! Всю жизнь я смерти взор искал!
И вот нашёл, но взора нету, лишь пламень адская из глаз!
Сколь битв снискал по белу свету? И выжил в них, что бы сейчас

В последний миг не от героя, от тролля адского принять
Свой смертный час! Иль с перепоя не смог видения унять?"
Но быть тому или иначе, собрал я мужество в кулак,
И разговор я с троллем начал, что бы прикинуть что и как.

-Кто ты, неведомая сила? Зачем мне преграждаешь путь?
Где б не ждала меня могила, когда б мне вечным сном уснуть,
Я предпочёл бы через годы! Но покорюсь судьбе любой!
И за какие за невзгоды обязан встречи я с тобой?

Свирепый рык в ответ раздался, как гром далёкий и глухой,
И лес окрестный сотрясался, с дерев роняя лист долой.
Казалось, тёмный смрад смертельный из пасти льётся словно мгла.
Мой подкальчужный вклад нательный от пота взмок как никогда.

-Заткни свой рот, меня послушай, несчастный мерзкий таракан!
Я страх вселю во ваши души, пролью я смерти океан
На ваше племя, и до коле, хотя б один из вас живой
Я не покину битвы поле, не поверну коня домой!

Ты поживёшь ещё покуда, велю тебе я передать,
Что братьев ваших я повсюду со смертью буду пожирать.
Сотру ваш род, смету строенья, накрою вас смертельной тьмой
И в ваши смертные мнгновенья я души ваши за собой

Втяну во вечный мрак и холод, что не отпустят никогда.
Вас ждут лишения и голод, чума придёт к вам в города.
Возмездье - имя страху будет, что б знала каждая овца!
Никто из вас не позабудет явившегося смерти пса!

Возмездье за деянья ваши, за ваш бесславный жизни бег.
Был Замысел картины краше, когда был создан человек,
Но вы заветы позабыли, предали тлену жизни суть,
Тем самым двери отворили, от коих вам не улизнуть.

Тут рык чудовища разлился, рванулся огненный грифон,
И предо мною очутился лишь в два прыжка, тот самый он,
Что смерть сулил всему живому, я встреч лишь меч успел поднять.
И миру тёмному иному я душу чаял передать.

Но не пойму, куда попал я. Кругом веселье, голоса.
Куда глаза девались зверя, где смерти ржавая коса?
Лишь понемногу сон утратив, я разобрался что и как.
Сижу я за столом средь братьев, башка с похмелья, как чурбак...

Ведь точно! Мы - в мечтах герои, все на красавцах вороных,
А в жизни пращуров устои для нас не более, чем жмых.
Стремимся к злату и распутству и рвём друг друга, словно псы,
Не возмущаемся паскудству, плевать, что скажут праотцы.

Мы всё изгадить поспешили: планету, мысли, нравы, быт.
Чего же ради жизнь прожили, что б каждый был бы пьян и сыт?..
Не все, конечно, оскудели по жизни средь других иных,
Но как их мало в самом деле на тех реальных вороных!..

Все встали и пошли в парную, один сижу я за столом.
В башку похмельную дурную пришло, что тролль был только сон.
А мне кричат: " Ваван, родимый, пошли пока в парной есть жар.
Чего сидишь ты недвижимый? Или привиделся кошмар?"