Красота и молодость взамен на спокойствие и уравновешенность

Сама жизнь открывает нам, что человеку суждено Постигнуть в счастье на Земле некую пустую и
Обманчивую иллюзию. Именно для этого
Глубоко в сути разных вещей закопаны загадки.
Артур Шопенгауэр

Река разлила свои массивы. Она растекалась, оживала и начинала выходить из берегов. Вот он – очередной вызов природе! Стремительно ломался лед, крошился и исчезал. А вода, несдерживаемым потоком неслась вперед, унося холод и давая живительную влагу почве. Она несла свои воды туда, вдаль, чтобы пробудить, чтобы заново начать. Ничто не могло ее остановить или заставить успокоить свои воды. Река несла свою тайну: огромную, необъятную, старую, как мир, и необузданную, как дикая лошадь. Река несла... Но что?

«Весна! Весна! Весна! Что-то громко щебечут птицы. Весна – жизнь, вода – жизнь, мир – жизнь! Река пела, ее мутные воды неслись такими бурными потоками, что кружилась голова. Она звала меня, манила и не давала покоя. Ну что, что она от меня хочет?! Она хочет дать мне жизнь, поддержку и вселить надежду, надежду на лучшее. Вода – друг, только мой. Лишь одна я могу ее понимать, и она может помочь только мне одной. Но хватит! Она зовет меня. Манит, кричит, поторапливает. Она говорит, что там, куда она течет, спешит и стремится, есть все то, чего так хочу я. Она дает мне шанс все исправить. Все – поступки, ошибки, саму жизнь… И я иду. Куда – не знаю. Главное, что я буду рядом с течением, с поддержкой, рядом с собой. Важно, что мне будет подвластны время и жизнь, чувства и страх, боль, отчаяние и любовь.»

Она идет, закрыв глаза, заткнув уши, отключив обоняние и отдавшись мимолетному порыву. Вот первые мелкие холодные брызги коснулись ее лица. Они застыли на мгновение, а потом растаяли совсем бесследно. Ее ножки уже по щиколотку находятся в воде. Глаза закрыты, ничего не слышат уши, губы плотно сжаты, не давая волю чувствам. Вода уже доходит до пояса. Руки безвольно опущены. Зов, который слышит лишь она, очаровал ее настолько, что скоро останется лишь память о ее существовании. Но девушка продолжает идти…

«Белые блики. Они что-то усердно шепчут. Я знаю, что надо поскорее идти, иначе кто-то может отнять их у меня. Меня пугает даже мысль, что реку отнимут у меня. Ведь она такая живая, такая свободная и открытая. Она может жить сама, без упреков и боли. Я иду, иду. Уже скоро мы воссоединимся. Я чувствую, как холодные капельки аккуратно прикасаются к моему лицу, как потоки воды омывают мое нежное молодое тело. Душа чувствует, как задается непроизносимый вопрос: «Ты действительно готова?». И здесь мои губы не выдержали: неистовый крик радости и отчаяния прозвучал настолько оглушительно, что вода на время отступила. Но она нахлынула с еще большим рвением и силой. Она не хочет меня отпускать. Я нужна ей, я принадлежу только ей…»

На мгновение показалось, что ее решение поколебалось – неужели она передумала отдать свое тело и душу водной стихии? Но нет, кроткими, неуверенными шагами было продолжено молчаливо-горделивое шествие. И вдруг… Никогда еще никто не слышал такого. Это был крик, вопль, мольба и отчаяние одновременно. В ее крике звучало столько боли, страха и неопределенности. Бедное дитя! Ее молодое тело плавно погружалось под воду. Когда разжались ее еще алые губы, кому-то послали предупреждение – не иди за мной, не спасай меня, все слишком поздно, решение принято окончательно… и этот кто-то просто не мог не услышать его. В этом безумном крике осталась душа бедной девушки. От отчаяния она сама решила умереть. Нет, не умереть, а обрести спокойствие и вернуть душу, улетевшую в никуда вместе с душераздирающим воплем. Она не раскрывала глаз, не поднимала рук и не чувствовала времени.

«Живительная влага. Вот то, чего я так долго ждала. Зима длилась слишком долго. Но пора пробудиться! Я иду! Я чувствую, как вода поднимается все выше. Река меня уже точно не отпустит. Я слышу, как участилось ее дыхание, усилились потоки, и около горла сомкнулось кольцо. Но не бойся, я не поверну обратно. Я иду дальше. Какие тяжелые волосы! Сперло дыхание, участился пульс, легкие наполняются водой. Она такая приятная – мягкая и любящая. Она уже давно звала меня. Вот река уже полностью поглотила мое тело. А мне даже не страшно. Становится пусто и прохладно. В глазах потемнело, дыхание прекратилось, пульс остановился, кровь остывает, боль отступила. Наконец-то пришло долгожданное спокойствие! Все вокруг потемнело, но это уже не важно. Я дома…»

Все выше и выше поднималась вода над ее слабым девичьим телом. Она отдавала себя природе – воде – т. к. не смогла найти себя среди людей. Вот вода уже около ее подбородка, а сейчас она сомкнулась над белокурой головкой. Река поглотила очередную жертву. Она приняла в свои воды потерянную душу. Неожиданно резко течение остановилось, вода посветлела и вновь забурлила с еще большим неистовством. Скрылись под тяжелой серой массой воды белокурые волосы, алые губы, стройные ноги и обворожительное личико…
Когда ее нашли, от былого величия остались лишь стройные ножки, но и они отталкивали взгляд. Волосы, всегда причесанные и аккуратно собранные на затылке, спутались в один грязный ком. В них застряли маленькие палочки, комья грязи и зеленые водоросли. Ил прилип к когда-то белому живому личику. Алые губы превратились в синие кусочки боли. А руки так и остались: их все также безвольно качала вода. Спокойствие и уравновешенность подарила ожившая река этому ангельскому телу юной девушки. Но взамен она взяла ее красоту и молодость…

«Я обрела спокойствие. Мне тепло и уютно. Здесь нет зеркал, и я не вижу своего отражения. Оно мне просто не нужно. Ребенок во мне погиб. Дорога теперь одна. Моя душа спокойна, я счастлива!»

Она, наконец, обрела спокойствие. Ей тепло и уютно. Там, где она сейчас, нет зеркал, и она не видит своего отражения. Оно ей просто не нужно. Ребенок внутри нее погиб. Дорога осталась одна. Ее душа спокойна и она счастлива!

Самое высокое проявление мудрости человека
Заключается в умении приспособиться к
Существующим обстоятельствам и
Сохранять внутреннее спокойствие,
Даже, несмотря на внешние угрозы.
Даниэль Дефо