Курсантская поэма

Хотелось бы восстановить знаменитую когда-то «Курсантскую поэму». К сожалению, не знаю ее автора (или авторов), т.к. распространялась она в основном устно - в те годы за эти наивные по нонешним нравам вирши запросто вышибали из комсомола и мореходки (как минимум – надолго лишали визы). Каждый для себя, мы ее записывали, переписывали и дополняли, как могли …
У меня в памяти осталась большая часть текста, но, увы, фрагментарно. Обращаюсь прежде всего к тем, кто учился в черноморских мореходках
в 1950-е годы. Давайте попробуем исправить и дополнить то, что помнится мне, чтобы восстановить веселую и остроумную поэму из добрых старых времен! (sevidrom@yandex.ru) Роман

КУРСАНТСКАЯ ПОЭМА
(автор неизвестен)

ВСТУПЛЕНИЕ
Друзья, скажите кто из тех
Кто спит теперь в сени могил,
Приняв надушу смертный грех
Курсантам труд свой посвятил.

Вам не найти в пыли архивной
Того, кто подвиг совершил
И в простоте души наивной
Во имя вас Парнас забыл.

Джентльмен, закутанный в шинель,
Курсант навек лишенный рая
Тебе поэму посвящая,
Рублю пером в бессмертье дверь.

Ты заслужил, чтоб кто-нибудь,
Зажав в штанах честную совесть,
Про твой омытый славой путь,
Начал задумчивую повесть.

Итак, приступим, помолясь
На сопромат уединенный.
Блажен, кто в светлый миг рожденный,
С талмудом сим не держит связь.

ОТПУСК
Сталь, у которой нет сердца горячего,
Сталь у которой нет хера стоячего
Отпуска тоже просит порой.
Я ж закаленный за год психологией,
Жизнь сокращаюший над технологией,
Боже о том же молю под луной:
Отпуск подсунь небольшой!

Июнь в закате дней финальных
В немую вечность уходил,
Забрав с собой остаток сил,
Курсантских дум оригинальных
Да, силы выпиты до дна
Моментом сил, законом Гука,
Системой гаек, силой звука …
О, где же ты, моя весна.
Где тросы, где шкала Бринелля,
Микрофарады, цикл Карно,
Гидраты, жесткость, Н2О …
Все крышкой кумпольной сокрыто,
Исчез экзаменов туман …
Друзья, еще один стакан
Из бочки знаний выпит нами…
Но, кое-кто не сел во мгле
На поезд жизненных мельканий,
Сойдя на станции незнаний,
С баклажкой лени на ремне.
… …………….
… и два угла на рукаве
(курсачи едут в отпуск, но денег на билеты нет)

Тряхнем же формою своею,
Но так тряхнем, что б не одно
Бесчестья грязное пятно
На наши гюйсы голубые
Тяжелым камнем не легло!

Свершилось! Не подняв руки,
Кондуктор был с подножки снят.
Полундрой занят коек ряд
Друзья, да мы ль не моряки!

Родимый край, твои октавы
Уже вселились в ритм колес.
О, край любви, покоя, грез,
Минувших слез, грядущей славы…

Курсант дрожащею ногой
На землю милую вступает
И в удивленье видит он,
В улыбках тая, весь район
Его с гармошкою встречает.
Бывает хуже, строже, тише:
Подруга N-ная по счету,
Устав за год ласкать пехоту,
Его портрет слегка оближет.
Бывает проще: постояв
На радость праздным ротозеям,
Он удалится вдаль глазея
И одинок и величав.

Но дело, видите ль, не в том,
Какой прием, какие встречи.
Под смятым гюйсом шея,
Плечи и дух в покое штилевом.

Открылась дверь, в морской шинели
Родимый сын, своя душа,
За коей нету ни гроша,
А разговоров на неделю.

На стол пол-литра и воспрянул
Упавший духом путник бренный
Забыв о суете вселенной,
Как только звук стаканов грянул.
Вот в затуманенном стакане
Поднес он яд к своим губам
И к огуречным берегам
Поплыл в этиловом тумане.

А через час на новом стане
Процесс он тот же довершил
И в доску пьяный завопил:
Шумел камыш на океане!.

… слегка придя в нормальный вид
Среди … ракит
Над речкой тихой и безлунной
Сжигал он ночь с красоткой юной.
Душа моя, шептал он ей,
Быть может я в последний раз
Ловлю маяк прекрасных глаз
На шхуне совести моей.
Ведь я моряк и долго ль буре
Судьбы моей разрушить челн,
Швырнув его из бездны волн,
На скалы где-то в Сингапуре.
Но верь, любовь текущих дней,
Покоясь в сердце благородном,
Угаснет лишь на дне бесплодном
С оттенком юности моей.
Создав подобное вступленье,
Пролив слезу над ранней урной,
В немых объятьях страсти бурной
Он переходит в наступленье. …
Сражая винным перегаром,
К ее губам, шептавшим SOS,
Он губы флотские поднес
И залилась душа пожаром.
И он отважился, подлец,
Среди аккордов полуночных
Уменьшить список непорочных,
Чтоб разговеться наконец,
Решив, во что бы то ни стало,
Урвать у жизни пайку сала.

Но, раз уж мы вошли в экстаз,
Введем для ясности в рассказ
Лирическое отступленье.
Матросы, чтобы было с миром,
Когда бы звук пронзенной плевы,
Теряющей невинность девы,
Был сходен с выстрелом мортиры?
Ох, это было бы ужасно!
В объятьях вечной канонады,
Вкушая прелести осады,
Влачил бы цепи мир несчастный.
И лишь одесская природа
Хранила б царственный покой,
Пересекаемый стрельбой
Быть может раз в четыре года!
А все за что? За преступленья
Давно забытых нами предков
Невинность здесь бывает редко,
Как солнца полное затменье.

И он, да свет его осудит,
Свершая к дому продвиженье,
Шептал: «сие не преступленье,
А просто помощь выйти в люди»

Теперь в ее распоряженье
Флаконы, ленты, моды, газ,
Окраска губ, волос и глаз,
Пред зеркалами упражненья,
Лимонный сок, невинной роль
И укращающий волненье,
Незаменимый …
..
Вот пред родительским забором,
Презрев хрусталь и святость дружбы,
Ромашки окропил с напором ,
Как нас учил майор медслужбы
… …
И в довершенье всяких бед,
Да где же, братцы, справедливость!
В полночный холод мрак и сырость
Он был бродягами раздет.
Хоть клеши были и не новы

Хотя ботинки в непогоду
Немного пропускали воду,
Их было жаль. В холодной мгле
Когда свершал в одних кальсонах
Он марш по штрассе Дидрихсона,
Мечтая страстно о тепле…

Ужасный сон, кошмарный сон!
Страшней нарядов и губы.
Да хоть бы рявкнул кто «подъем»,
Да хоть бы грянул звук трубы

Но тишина ласкает дом,
А тишину ласкает день.
Лишь в августовских снах сирень
Цветет невинно пол окном.

(так прошел отпуск и пришла пора Воз-вращаться в мореходку)

И поезд прах его принял
На третью каверзную полку,
Где незаметно, втихомолку
Глубокий сон его объял.
….
Узрел внизу десяток рыл, поймав на них Улыбок дым

Руки их клонились вниз,
Зажав избыток, порнографических откры-ток.
Курсач , сойдя с земных высот
И сам вкусил запретный плод,
Затем найдя в том мало толку,
Опять залез на третью полку.
И тут на лоне высоты,
Через барьер с собою рядом,
Он обнаружил мрачным взглядом
Полу небесные черты.
«Морская дичь» промолвил он,
Свершив обзор со всех сторон,
Решил в досуге посягнуть
На эту трепетную грудь.
Разговорились очень мило.
Он был курсант т гражданин!
Она ж , окончив школу летом,
Покорна родственным советам,
Свой путь держала на Медин!
На тот прославленный Медин,
Где нами промелькнувшим летом
Без приглашенья, без билетов
Был справлен вечер не один

И все же три часа струился
Напрасный пот на грешный лоб.
Лишь проскочив за Конотоп,
Он наконец любви добился.
Тут скажем кстати, что фокстрот –
Любовь в стоячем положенье.
И, что любовь фокстрот без нот
В горизонтальном положенье.
Отметим просто, без острот,
Вышеуказанный фокстрот,
Оторван был на третьей полке,
В нескромной правда обстановке.

Когда ж подъехали к Одессе
К лазурным южным берегам,
Он легче стал на тридцать грамм,
Она ж прибавилася в весе…

ПИСЬМО К НЕЙ
Может быть, я не нужен вам,
Как в хмельное распутье слеза,
Как увядшим навеки глазам,
Подзакатных небес бирюза.
Вы не скажете, сердцем пойму я,
Что теперь я не дорог, как прежде.
Что пропели навек Аллилуйя
Вы блатной океанской надежде.

Были вы молодою когда-то
Далеки от соблазна замужества.
Вы любили так нежно, так свято,
Что забыть вас не хватит мужества.
Я любил вас еще безумней.
Где-то там под склоненной ракитой …
Что ж вы стали теперь разумней.
Вам ли думать о бреде забытом.

Эти слезы под белой акацией.
Эти ласки, объятия жгучие ,
Значит были душевной сенсацией?
Просто были насмешкою сущею….

Снова я посетил ваш дом,
Разбазарив лета на чужбине,
В одеянье проклятом морском,
Разлучившем двоих отныне.

Вас найдут и глаза и губы
Сухопутного, трезвого, строгого.
Он устроит вам грот прозябанья.
Он создаст вам семейное логово.

Я ж свою обнищавшую душу
Снова брошу под мокрый рангоут.
Пусть же волны рыданья заглушат,
Пусть забыть дорогую помогут

Где-то там, под луною тропической,
Чьи-то плечи в экстазе сжимая,
Вспомню я от любви платонической
И вздохну я себя презирая.
Презирая за то, что берег
Я невинность вашу кому-то.
Что к себе я был слишком строг,
Слишком страсти сдерживал круто.
Перед смертью я встречу вас.
Молодую, но с выцветшим взором,
Вместе с мужем – святым
О котором вы мечтали, входя в экстаз.

ЭПИЛОГ

К сожалению, здесь я помню только одну строчку. А общий смысл вроде таков: сбылась его хрустальная мечта и он женился на этой девушке, сотканной из туманов, а когда выяснилось, что она давно не девушка и он вскочил с долгожданного ложа с воплем «что делать», ответ был таков:


Смирись и молча продолжай
Друзьями начатое дело.

(ключевые слова: море, мореходка, романтика, Советский Союз, Одесса)