Летай, как махаон...

Вот случай. Предо мною сто дорог.
Занес же черт в провинциальный городок.
Да нет, не черт, а милосердный бог,
Довел, донес, доставил на порог.

Чуть подтолкнул, - «Не бойся не вода»
Куда попал? Удача иль беда?
Не до вопросов, без подсказки рад, -
«Здорово, брат!

Не может быть. Ну, точно это он.
Был сон. А получается не сон.
«Садись, поешь, побрейся, отдохни,
Вот, завтрак. « Что ты. Боже сохрани»

Из черной жижи восстает рассвет.
«О чем болтать, коль алкоголя нет,
Как Заратустра, иль иной пророк»
«Все ясно, брат, я понял твой намек»

О, как свежо, вчера была жара,
Бегом, проспектом раннего утра.
Рассветный ветер обещает дождь,
Как мед, с трибуны, наш болтливый вождь.

Мы мчались вдаль, как пара пристяжных,
Нам кучер Вакх вливал свободу в дых,
Богиня Нике пала на газон,
И превратилась в крепкий самогон.

«О, чарка, чарка, песнь тебе пою,
Дай бог, чтоб ты сейчас пошла в струю»
Литература сложная игра,
Нам не до разговоров, жить пора.

Пить, есть, болтать, чудить и снова пить,
Кутить, ругаться и себя забыть.
Проснувшись с полотенцем на башке,
Столкнуться с пруссаком на потолке.

А время тает, как в часах песок,
Ну, как лосьона жалобный глоток,
Я тороплю, - «Быстрее проходи»
Я жизнь глотаю, что там впереди?

То ли подвал и груда кирпича,
С палаческой ухмылкой сургуча,
То ль светлый сад, где яблони в цвету,
С веселым смехом дочери в саду.

Ну, нет, я выбираю воронье!
Мне, как-то, ближе огнь на жнивье.
Мне нравится, когда на колос пал,
Я торжествую смерти жаркий вал.

Он катится, сбирая жизни мзду,
Но я спокоен, я-то ведь уйду.
Куда ей до меня, я сам в огне.
Разгадка в чем? Она сидит во мне!

Так кучер Вакх, даря веселье в дых,
Метет, окрест, всех близких и родных.
А я? Ко мне с большим почтеньем он
«Привет, мой друг, летай, как Махаон!»