Летняя поездка за город. Продолжение романа.

Мария собрала все, что было нужно в чемодан, и покинула свою комнотку. Посмотрев, не оставлено ли ничего, что нужно было взять в поездку, Мария заперла дверь комноты. Направляясь к выходу, женщина со всеми прощалась и решила, что нужно еще раз поговорить с соседкой, которой Мария поручила уход за гостиницей.
Мария постучалась в комноту Александры Федоровны, но никто не отозвался. Мария решила, что, возможно, женщина решила пойти провожать хозяйку госитницы. Мария спустилась по лестнице в вестибюль, где собрались жители ее доходного дома. Мария в очередной раз попрощалась с ними, разыскивая глазами, Алесандру Федоровну. которой и здесь тоже не было. И Мария вышла во двор, где соседка стояла у ворот и беседовала с каким-то мужчиной. Мария спустилась по лестнице и направилась к ним.
-Добрый вечер!
Мужчина поклонился Марии и улыбнувшись, посомтрел так. буд-то в Марии было что-то особенное и интересное, чего он раньше никогда не видел.
Мария улыбнулась в ответ и обратилась к соседке с последними наставлениями. Александра Федоровна кивнула и пожелала хозяйке гостиницы всего доброго.
Мария села в тележку и кучер стегнул лошадей. Повозка поехала. Мелкий гравий побрякивал под копытами и колесами повозки. Мария помахала рукой.
Через пять часов уже виднелись знакомые пейзажи, которые Маша не видела с прошлого лета. Здесь, за городом у Марии жили тети, двоюрдные сестры, которые не могли приехать к Марии в гости из-за слякоти на дорогах. Мария улыбнулась. Ей представилось как ее родные будут рады приезду их любимой племянницы и двоюрдной сесты.
Повозка подъехала к усадьбе, и дворник, который ждал у ворот гостью, взял Машу под руку, оказав ее помощь.
Маша попреветствовала этого интеллегентного мужчину и пошла к крыльцу, где двое котят, как бы, приветствуя гостью, встали.
-Маша, приехала! Как я рада! - лицо тети раскроснелось, из глаз покатились слезы радости и Маша в ответ поцеловала пожелую женщину.
За тетей вышла другая тетя и пятеро двоюрдных сестер. Все начали причитать, обнимать и плакать от радости. Маше это было неново, так как каждая встерча с родными проходила одинкаково.
Обстановка в доме немного изменилась, была привезена новая мебель и на окнах висели новые зановески, более раскошные, нежели раньше. С каждым годом на окна вешали новые зановески. И Маше было радостно видеть, как дом был светел, уютен и гостепреимен по своей атмосфере. Женщина улыбнулась. И пошла по старенькой лестнице вверх. Лестница был устлана ковром, покрыта блестящим лаком, хотя все также скрипела. На втором этаже ничего не изменилось. Только у стены, где раньше стоял диван, стоял комод, который раннее украшал буфет.
В спальне Маши и ее сестер было душновато, солнце освещало половину комноты и казалось, в этой половине просто невозможно было находиться. Даже деревянный лаковый паркет был горячим. Кровати располагались у окон, как это было и раньше. На стенах висели портреты всех девушек.
Мария поставила чемодан рядом со своей кроватью и присела на нее.
-Устала в пути?
- Ой, устала, не то слово. Пять часов в пути, по неровным дорогам!
- Понимаю, вот почему мама с тетей Клавой не могут ехать.
-Катя, как ты, ты ведь писала мне о замужестве с твоим кавалером, с которым ты танцевала на балу. У вас что, ничего не вышло.
Катя показала полное недоумение и засмеялась.
-Как, да мы уже месяц как к свадьбе готовимся! Глянь, сколько приданного!
Катя вскочила с кровати и побежала к шкафу, распахнув дверцы;в шкафу лежало несколькоу шкатулок с драгоценностями, висели дорогие платья, а также карсовалась белая шелковая ткань, которая была наброшена на коробки.
Мария встала с кровати, закрыла лицо рукой и громко ахнула. А на глазах появлись слезы, слезы радости. Но женщина здержала их.

Вечером, все собрались в гостиной, тетя Клава пила чай, тетя Елена читала свою любимую книгу, изредка задавая всем вопросы. А все пятеро двоюрдных сестер сидели на полу и слушали треск огня в камине и пили горячий кофе.
Маша сидела вместе с ними, но не пила кофе, она смотрела на чей-то очень знакомы портрет, но в тоже время, лицо в рамке было совершенно чужое. Маша не выдержала и спросила кто это, но в ответ ничего не услышала. Ей показалось, что вопросы был неуместен. Только через некоторое время тетя Лена сказала, что это их знакомый генерал, который служил в армии, что он приезжал всю зиму к тете Клаве. Но потом его созвали куда-то на юг. И он больше не приезжал. А портрет этот генерал сам подарил тете Клаве на день рождения.
Тетя Клава оставила свой чай, встала с дивана и подошла к окну, Катя и Алиса переглянулись. Варя встала и подошла к столу, где стоял этот портрет и громко сказала, что если еще раз этот генерал приедет, то она швырнет ему в лицо этот портрет. Тетя Клава ничего не овтетила, а только сжала в дрожащей руке зановеску. А затем начала петь романс, который Маша очень любила петь в детстве. Маша встала и подошла к тете, и обняв ее заплечи, стала тихо-тихо подпевать. На глазах у обеих блестели слезы.