Люблю я белую дорогу

Люблю я белую дорогу,
когда, усталый от людей,
я, доверяясь только Богу,
иду по ней в печать Смертей.

Берёзок восковые свечи,
в ручье – блистающий песок,
и ласковых голубок речи,
глядящих жадно на Восток.

Их нежный взор подобен лире,
упавшей в ноги певуна,
поскрипывает ночь зефиром,
лицом в ручье отражена.

И пламя алого заката,
его последнее тепло,
ещё хранят два камня брата,
укрывшие дальнее село.

В селе – колдун, он помнит, знает,
когда ударит в нас гроза,
он календарь с небес листает,
и щурит узкие глаза.