Любовница

На свете много любви непрочной,
История о них не промолчит.
С ее изменами досрочно
Нас истиною светлой просветит.

Веков прошедших тайные открытия,
Заласканные мудростью отцов,
Выходят с незапамятных укрытий,
На радость пьяных душ ловцов.

И этих тайн тяжелая завеса,
Спадая пеленою с милых глаз,
Живительной водою интереса,
Напаивает душу всякий раз.

Восторженность любви волной накатит,
Омоет недоступности гранит.
Во исключение забытых всеми правил,
Стрелой Амура в сердце залетит.

И вот уже в безумьи нежной муки,
Страстей разбужен ураган.
И лавою затягивают руки,
До селе недоступный женский стан.

И стоны захлебнувшихся дыханий
Не умолкают в тишине ночи.
И приступы ближайших расстований,
Кровавой пеною из пор любви сочит.

Измены боль невысохшей слезою
Блестнет на старческой щеке,
И пробежит ножом суровым
К забвения реке.

Бесплодием ранимая любовница,
В бесстрашии зачатия плода,
Как проклятая в древности смоковница,
Стоит потупив детские глаза.

Прошедшее в очах ее не светится.
Бестыдством утомленная душа,
Фальшивым покаянием отметится,
И зачарствеет камнем на века.

И в тайном сне, дождем слезы умытая,
Вновь намечая образ молодой,
Волной предательства накрытая,
Разбудит в сердце жалостливый вой.

И все, что предначертано судьбинушкой,
Она уже не в силах изменить.
И праведная кровь в любви застывшая,
Не позволяет зло вершить.

Умолкла сердца трепетного звоница,
Мелодии любви не слышен звон.
Прощай на век неверная любовница.
Пусть эхом возвращается твой стон
В места безудержных лобзаний,
Где в переливах слышен смех,
Где разливался нежный грех,
Рекою ненасытности желаний.

Там чаша горькая нелепых расставаний
Была испита, наконец, до дна.
И я заснул без боли и страданий,
И неохота просыпаться ото сна...