Максимово

Прошло много лет. Приехала в гости. Решила пойти погулять за огороды, как мы говорили вместе с деревенскими «на зады».

А вот и любимое место детских гуляний. Помнишь, моя подруга Катя? Асфальт спрятался в колючей траве. Ферма совсем заброшена. Дерево показало гниль. Смотрю с тоской в окна коровника, с деревянными перегородками, в которые мы смеясь, с опаской тянули руки, чтобы погладить корову по носу.

Пробираюсь сквозь заросли крапивы, а где-то внутри меня затаился маленький страх из детства, что сейчас откуда-нибудь выйдет работник фермы и отругает.

Дорожки совсем заросли. Не зная их, не пройдешь. Здесь всегда были огромные стога сена, образующие лабиринты, и мы играли в «прятки-догонялки».

А если пройти дальше, там будет мелкий прудик с ласковой ивой. Мы в нем часто болтыхали ногами, хихикая, что здесь уже искупались коровы. Вот я, не без усилий, и дошла до него, сквозь высоту зеленых трав. Пруд весь зацвел, ива застыла, склонившись к нему. Вся засохла.

После бредУ по огромному полю. Кать, а помнишь наши пикники, которые всегда прерывались грибным дождем, а мы отвечали ему заливистым смехом? Как бежали потом по «задам» до калиток, с криками, что после дождя еще выйдем погулять?

Все изменилось. Картофельные поля уменьшились в 5 раз. Все «зады» поросли репейниками и осокой. Калитка еле-еле открывается. Только дома все так же встретит бабуля. Вот только уже без парного молока. На всю деревню осталось 3 коровы. Из населения – мужчины, с трудом доживающие до пятидесяти, от постоянного употребления палёной водки и дешевых одеколонов; несчастные старушки-вдовы, безутешно оплакивающие давно умерших мужей-инвалидов. Пытаются выжить на мизерную пенсию и уже непосильный для них огород. «Дай Бох, шо бы в этом месяце пенсию дали, хоть на лекарства хватит…»
Дома скрючились и покосились, многие сгорели. Каждый день кто-нибудь умирает.

А где-то здесь было детство, теперь уже безвозвратно ушедшее. Здесь мы гуляли, Катя. Когда-то здесь была школа и прекрасный сад, много детей и счастливых семей. Но все меняется. Детство тоже уходит, как и прошлые зимы и сменившее их многократно лето. И время идет, а деревня «Максимово», как и многие по нашей Великой России, неизбежно умирает.
…………………………………………….И новой жизни не жди.

30 июня 2009 года