Меня учили...

Меня учили, что молчанье – золото,
Но как-то раз, в заснеженный четверг,
Знакомый мой артист Геннадий Болотов
Ученье это разом опроверг.
Он говорил, а зал молчал, внимая,
Щетинясь настороженностью глаз.
Да, зал молчал, с полслова понимая
Того, кто вел бесхитростный рассказ.
О чем же был рассказ неторопливый,
Чем Болотов увлек с собою зал?
Да тем, что был он не велеречивым,
И тем, что он ни словом не солгал.
Безжалостно текли минуты встречи,
Рассказ о жизни близился к концу.
Кой у кого подрагивали плечи,
И свет добра струился по лицу.
А Болотов – ценитель слова тонкий –
Поэтам многим в пику и в пример,
Вдруг улыбнулся плачущей девчонке,
И поклонился ей, как кавалер.
И вздрогнул зал, сливаясь воедино
С порывами души девчонки той…
Такая вот представилась картина,
Такой сюжет случился небольшой.

Мне возразят, мол, что за антимонии,
То не искусство – вышибать слезу.
А я скажу, что были мы в колонии,
Где девочки-подростки, как в агонии,
Сердца свои держали на весу.

Ну это по

Ну это по фене-сеанс.

Зніми свою маску
Адже я хочу знати
Який ти насправді.