Мир глядел из апрельских луж.

Мир глядел из апрельских луж.
Пятьдесят отмечала Фаня.
И торжественно Миша-муж
Поднял рюмку за процветанье.

Упоительный рюмок звон
Разливался на Карла Маркса.
Дочка Соня и сын Семен...
Стол ломился и тост вздымался...

Вдохновлялся застольем клан,
Телефон поздравлял, трезвоня...
Но ломая семейный план
Застонала внезапно Соня...

Все встревожились: началось!
Мама дочку везет в больницу
И подарком небес -- пришлось
В день рожденья принять девицу,

Внучку Аню на белый свет...
Четверть века – в одно касанье
Пролетело и счастлив дед:
Свадьба. Замуж выходит Аня.

Город Хойники Аню знал
Темноглазой певуньей-крошкой...
Вот – украшен нью-йоркский зал.
Дед уже подшофе немножко.

Вспоминается, как гулял
Он по городу-- и малышку
В чем-то правильном наставлял.
Как читал вечерами книжку.

Шоколадным кормил драже,
Вся измажется – вот умора...
А гляди-ка: она уже
Восхитительная сеньора...

Входит сыном теперь в семью
Спилунгонэ серьезный Браян.
Береги и люби мою
Внучку-Анечку нежно, парень.

А поймешь ли, что я скажу
Весь в восторженном сантименте.
Видишь, рюмку уже держу.
Горько, Браян! Амарамeнте!