Мне никогда не быть рядом с ней.

Все, с меня хватит. Я больше никогда, никогда не сяду писать, ни одна строчка не запляшет под моей рукой, ни одно слово больше не уронят мои губы на эту бумагу. Я исписалась, обожгла кожу сердца. И теперь там внутри только сморщенный уголек, в котором нет ни любви, ни тоски, ни воспоминаний. Просто пустой уголек.
Чем же меня так долго запугивали? А я заблуждалась. Не будь грешной, а то попадешь в ад. Теперь я и так в аду. Бесконечная война. Теснота бездарностей. Предательства друзей. Все давило с неистовой силой. Но что мне это перед смертной тоской, которой наградила меня ты? Что мне это перед твоей холодной безответностью? Ты могла не признать все на этом свете – ослепительное солнце, наступившую весну, беспощадность улиц, радость материнства, наконец, Бога. Но только не это, знаешь, только не то, чем я жила эти полтора года. Мои стихи. Они же беззащитны. Все тебе, тебе одной, только для тебя, только о тебе.
Если бы только могла представить боль, которая пронзила меня в тот момент, когда ты сказала мне сухо и отвлеченно: «Вам надо писать поэмки. Что-то вроде Шекспира «Двенадцатая ночь» или «Ромео и Джульетта». Удачи …» И все, больше ничего. Это был короткий ответ на долгие месяцы ожидания. Это были обычные слова, которые ты могла сказать кому угодно и когда угодно, но не мне и не в тот час, когда я почувствовала, как вся моя жизнь раскалывается под моими ногами на куски и образует неизбежную черную пропасть. Ничего не забыть, прошлое не стереть руками. Такого ластика просто нет.
Неужели ты испугалась моей любви? Ведь она дотронулась до тебя совсем незаметно, только до плеча едва уловимым прикосновением, как расслабленная рука ветра. Ведь ты нужна мне как никто другой, ты - мое вдохновение, ты – моя самая чистая и искренняя муза. Ты прекрасна. Ты по-прежнему прекрасна в моей душе, как бы я бы не была отвергнута в этой жестокой реальности. Это такая острая и всепоглощающая боль, которая несравнима ни с чем, она, как злой зверь разрывает мою плоть на части. Мне не избавиться от этой боли. Она переполняет меня. Но я не могу даже заплакать. От этого не становится легче, как от обычной боли, которая часто настигала меня раньше. Видимо, я никогда никого не любила так как тебя, моя Муза.
Будь счастлива, пожалуйста, будь самой счастливой в этом гребаном паскудном мире, где одни люди наживаются на крови других. Где продается то, что раньше считалось бесценным. Где человеческая жизнь обречена на страдание. Будь счастлива, любимая. Пусть ничто не тревожит тебя. И я тебя больше не побеспокою. Закрою глаза, глубоко вдохну, открою, а потом научусь жить без тебя. А как постигну я эту науку, я еще не знаю. Но знаю одно, это будет непередаваемо трудно, так тяжело, так горестно, как не заживало ни одно испытание в моей судьбе. Но я справлюсь. И я не переживу этой боли, не видя тебя. Ты такая женщина, которую слепил в своих ладонях сам Бог. Звезды тускнеют перед твоей красотой. Земля до сих пор не высохла только потому, что ты еще ходишь по ней. Жизнь такая звучная только потому, что ты смеешься. Жизнь. Жизнь. Будет ли она у меня теперь? Не слушай меня. Просто будь счастлива. Это последняя из моих просьб к тебе.

это просто

это просто шедеврально!!!!!!! каждое слово пронзает грешную душу насквозь.... единственное, что могу сказать-я бы это написала от лица парня.