Моему брату

Умирая, предсмертным криком,
Разрываемый сталью холодной,
Он молился быть может ликам
Может, плакал в бессилье злобном.

Он представил, наверное, маму
Ту, что ждёт уже где-то рядом.
Или чёрную в земле яму
И могилу свою за оградой.

А быть может, считал удары
Сколько сердцу осталось биться.
Знал теперь он что умирает,
И не сможет ни с кем проститься.

Белый снег загребая руками,
Вспоминал он родные лица…
А потом пелена над глазами.
Больше некому с нами проститься.