Мойдодыр

Мойдодыр.

Как-то утром в час рассветный, я пытался смысл конкретный
Уяснить, листая строки сочиненья одного,
Под названьем "Сказ о репке" и услышал звук некрепкий
Вдруг у двери словно шорох - скрип у входа моего,
"Кто стоит там, - я подумал, - там у входа моего?
Кто? Иль нету никого?"

Ах! мне помнится так ясно: мне пять лет - возраст прекрасный,
От ветрянки прыщик красный возле носа моего.
Ждал полудня с нетерпеньем, смыть зеленки наслоенья,
Чтобы от следов леченья не осталось ничего.
Вместо этого я слышу скрип у входа моего.
Скрип - и больше ничего!

Запах, мягкий и нерезкий, но при этом все же мерзкий,
Возвестил о посещеньи чувства страшного того.
Чтоб унять в груди биенья сердца, твердо в утешенье
Повторял себе я: "Может там и нету никого?
Странный шорох - ну и что же? А там нету никого!
Шорох - только и всего!"

Нет, бояться недостойно. И отчетливо, спокойно
Произнес я: "Мама, папа, промолчал я от того,
Что читаю я про репку, бабку, Жучку, внучку, дедку,
И увлекся этим чтеньем". Говоря так, я с сомненьем
Дверь открыл и оглянулся: кто у входа моего?
Пусто! Нету никого!

И стоял, смотрел несмело, голова аж заболела,
Странный скрип я вновь услышал, и ясней чем до того.
Но подумал: "Видно в ванной, в трубах воет своенравный
Ток воды, который вызвал звук тот, только и всего,
Будь спокоен - это трубы, трубы, только и всего.
Больше ж нету ничего!"

Дверь открыл я, в то ж мгновениье предстояло удивленье:
Старый, древний умывальник, что стоял там до того,
Не спросивши позволенья, не тая в себе сомненья,
Захромал вдруг в направленьи двери, входа моего,
Прохромал мимо меня он вглубь покоя моего,
Встал там - больше ничего!

Мог я только удивиться - было все как небылица:
У стены стоит по струнке, как бывалый командир
Старый ржавый умывальник, из времен тех стародавних,
И сказал я: " Что же значит это все, почтенный сир?
Как ты звался до Потопа, ржавый, антикварный сир?"
Проскрипел он: "Мойдодыр!"

Не ослышался я? Ново - рухлядь вымолвила слово!
Что хотел сказать мне этим этот дряхлый бомбардир?
Шутка ль: знаете ль вы случай - без "колес", без водки жгучей,
Чтоб зашел так умывальник, с вами разделить ваш пир?
Заглянул к вам умывальник, по-соседски, к вам на пир?
И сказал вам: "Мойдодыр"?

Одинокий гость былого повторял мне это слово,
Эту фразу, будто с нею мудрость он веков излил.
Слушал я признанье это и решил спросить совета:
"Как мне справиться с зеленкой, чтоб ее и след простыл?
Что мне сделать с той зеленкой, чтоб ее и след простыл?"
Проскрипел он: "Мой! До дыр!"

Вздрогнул я при этом сразу - так удачна была фраза,
Что же это за проказы, что хотел сказать он разом,
Где он слышал эту фразу, ржавый жестяной кумир?
Знать, сантехников начальник был похмельем опечален,
И, смеситель починяя, повторял сей бригадир
Странный лозунг: "Мой до дыр!"

Рано утром, на рассвете, похмеляются все дети,
И котята, и мышата, остальных тянет в сортир.
Он один не похмелялся, без лекарства он остался,
Но пока еще держался и себе он все твердил,
Вспоминая о заначке, тихо он себе твердил
Этот лозунг: "Мой до дыр!"

И тотчас же щетки, щетки затрещали как три тетки,
С третьего подъезда тетки, сплетни знает их весь мир.
Одеяло убежало, вслед - подушка, словно жаба,
А мочалка, словно галка, полетела на Таймыр.
Стройным клином все мочалки полетели на Таймыр.
Вот тебе и "Мойдодыр"!

"Сущий! - я вскричал в сомненье. - Глюк то, или сновиденье?
В это чудное мгновенье не сошел ль с ума весь мир?
Сообщи мне наставленье, чтобы зрить без изумленья
Как с Тотошей и Кокошей бродит старый Крокодил.
Чей же мир, в котором бродит по столице Крокодил?"
Скрип в ответ мне: "Мой! До дыр!"

"Сущий! - я вскричал в смятенье. - Глюк то или сновиденье?
Я хочу лишь пробужденья ото всех безумных сил!
Не нужны мне песнопенья, и сейчас все размышленья
Лишь о сне, где оказался этот с краником вампир.
Чей тот сон, в котором явью стал тот с краником вампир?"
Скрип в ответ мне: "Мой! До дыр!"

И стоит у стенки, словно враг народа он безмолвный,
Умывальников начальник и мочалок командир.
И теперь я знаю точно - без воды чистой проточной,
Без "Ретоны", без "Ленора", тот фаянсовый сатир
Будет мыть здесь все. До дыр...