Музы (2)

посв. Дмитрию Леонтьеву

О, Муза, ты, о, существо миров
неузнанных, невысветленных мною,
расплывчатых как утренний туман,
пленив очарованием мгновенным,
беззвучно таящих в неуловимой дали;
пугающие вечности твердыни,
безмерности разъявшихся времен,
игра пространств, где стаи звезд как иглы
впиваются в раскрытые глаза
и, времена на части разрывая,
ведут туда, где больше нет времен
и где конец спрягается с началом
под грозным взором огненных богов…

О, я боюсь! Душа как бы младенец,
попавший в круг ветров и диких бурь.
Что станет с нею? О, скажи мне, Муза,
ты, существо незнаемых миров,
ты видишь как душа моя безгласна,
пуглива и младенчески нежна,
о, если ты водительницей станешь
в немом краю и бледное дитя
прильнет к тебе в отчаянье и страхе,
ища защиты в тихих струях грусти
и в смутных очертаньях ясных глаз;
и в малости своей спеша растаять
и грозное виденье позабыть:
и ужас пустоты богов подземных,
и дикий вид страстей и грез кровавых,
и мерный звон, и холод гробовой…

Уйди, уйди! Оставь сей прах в покое!
Плыви туда, где вечная струя
своим движеньем сопрягает души,
народы, страны, горы и моря,
мерцанье звезд и глубь земного лона,
удар кремня и нежный блеск росы,
бессмысленно-щемящий взгляд младенца
и грозный лик воительного мужа,
и юности пленительную тайну,
и счастье обладанья, и надежды,
и горе с исцарапанным лицом…

О, Ты, могучий Дух! Ты все связуешь,
к Тебе я возношусь над кручей мира,
в Тебя втекаю я дрожащей каплей
и, разливаясь в океане жизни,
покоюсь в первозданной колыбели
над временем, пространством и бытьем…

Быть может ты и есть моя душа?
Но где же ты? Я вновь с тобой в разлуке,
забыв тебя и сам я позабыт
и брошен в запустение земное,
где только тлен и легкие следы,
оставленные нам в воспоминанье:
прохлада зорь и тихоструйность рек,
немой восторг и горькое смятенье,
и злая боль, и ярость древней крови…
Но где же ты? Как долго ждать тебя?

1982