Мы все умрем...

Мы все умрем. Кто раньше, а кто позже,
Но как же нам не хочется, о боже.
Животный страх предсмертной круговерти
И любопытство… Как там после смерти?

Где там живут? Воюют или дружат?
Что обсуждают? Может, жизни ужас?
А может, вспоминают счастье жизни,
Могильный холод, скорбь друзей на тризне?

Могильный холод – это на мгновенье,
Потом червей ожег прикосновенья,
И дальше – разжиженье оболочки,
Полет души от точки и до точки.

И двадцать шесть небесных поединков…
Хозяйки так белье полощут в цинках.
Зато потом душа чиста, прозрачна,
Но все же, о земном мечтает счастье.

Собравшись кругом над кругами ада,
Умерших души жаждут вновь возврата.
Туда, на землю, на юдоль страданий…
Страдать, но жить! Вот их предел желаний.

С родными повстречаться и с врагами…
Вот так и собираются кругами,
Друг к дружке жмутся, бедные, друг к дружке,
И наполняют по привычке кружки,

И чокаясь, (мне видно и отсюда)
Надеются, как водится, на Чудо.
Какое? Да на Чудо воскрешенья!
Мы все умрем. Но, все же, есть сомненье…

почему вы боитесь смертти?

От чего вы боитесь той смерти?
От того, что в себя влюблены,
Но вы жизнь свою счастьем измерьте, -
Вам ступени наверх не видны.

Прожигаете жизнь, не рождаясь,
Умирая, вы были мертвы,
От младенца к старцу изменяясь,
Почему-то с душою на «Вы».

От чего вы так смерти боитесь?
От того, что неведенье – друг.
Но для смерти сначала родитесь,
Из несчастия выбравшись рук.

еще есть чудо...

мы не умрем - в воспоминаниях будем... (но все это идеал)...
--------------------------------------------------------------
Я - твой Уилл. Ты, жен иных не хуже,
Уиллов всех пленишь для разных дел,
Они твоим желаньям славно служат -
Меня взяла бы, я бы преуспел.