На Бурее

Один наркотик нюхает в Гааге,
Другой в Новосибирске пьет абсент,
А мы живем в задрипанной общаге,
Под пьяных споров аккомпанемент.

А кто-то особняк себе отгрохал,
В нем заблудиться на всю жизнь легко,
А я сегодня в очереди охал
В сортир, где на этаж одно очко.

В Катаре только сок употребляют,
Как в будни, так и в праздничный обед,
А здесь, в гостеприимном милом крае,
Душевно обмочили туалет.

Так славно указали наше место
В системе общежитий РЖД,
И это все безумно интересно,
Наглядно, характерно и т.д.

Восьмое марта косит красным глазом
С календаря. Весна идет стеной,
А я с утра, и, даже не под газом,
Привычно пропускаю выходной.

Мужчины за столами дружно встали,
И женщины от радости цветут,
А я стучу кувалдою по стали,
Из колонковой, выбивая грунт.

Бурейский мост, ровесник злого века,
На запад пропускает поезда.
По старости, поди, уже, калека,
И мы под ним, работаем со льда.

А лед трещит и дышит, как собака,
Бегущая за кошкою в намет,
И я, новосибирский бедолага,
Опасливо кошусь на этот лед.

Река вовсю расшириться стремиться,
Рядиться в панцирь больше не резон,
А нам до дури надо обсадиться,
Чтоб перекрыть текучий горизонт.

Здесь колкий снег и наглый хлесткий ветер,
Мороз, как губку выжимает нас,
А кто-то, и на этой же планете,
Целует женщин в профиль и анфас.

Но мы преодолеем все напасти,
И честь не разменяем по рублю.
Наградой будет голос нашей власти,
Суровое ее «Благодарю!»