На шашке – тускнели зарубки

На шашке – тускнели зарубки.
Галочка – офицер,
палочка – солдатик зарублен.
А шашку крутил пионер.

Шашка детям – к потехе.
До принятия родительских мер.
В этих полях белочехи
свой с красными кроили размер.

В истории – вешки, как вехи.
История – с шага – в карьер.
Кому-то и шаг – помехой.
Но шашку вертел пионер.

От синих – к кровавым рекам.
Даты – столпы химер.
Но память – подобием Мекки,
хранилищем вий и вер.

Душа записалась в калеки,
в племя - шлюшек, гетер.
- Зарубки – то ж, человеки!
Но шашкой махал пионер.

Срубал он купюрные ветры,
валютные, с банковских шхер,
строились верстами верными
к нему - большевик, эсер.

Но, канули мёртвые в лету.
Уж судится большевик
с колчаковцем из-за метров,
визжат - слюни, речи – в крик.

О, парадоксы чести!
Шашкой рубили дрова.
Хрустнула в узком месте,
осталась - одна молва.

На царский червонец сменялся
с бронзы потёртый эфес.
Ангел тогда смеялся.
Иуда в петельку лез.

Аж, по второму разу.
Проверено – ерунда.
Петлю отрежут сразу.
А там – как с гуся – вода.

Обломок от шашки видел –
- заточена на медведя.
Гуляет медведь в завиде,
смольным кедрачом хрустя.

29 января 2009 г.
С-Петербург