На завтра.

Между нами сегодня мой горький выдох и твой осторожный вдох.
А на вокзалах все так же гудят поезда и машут платками.
Я пачкаю небо грозою, когда рядом сидит и плачет Ванильный бог.
И ты все так же лежишь - в неба душа, а в потолок - плевками.
И ты не сжигаешь мосты. Зачем? Ведь заминировать можно.
Ты знаешь - без страха погибнуть, со страхом терять навсегда,
Иду, спотыкаюсь, разбиваю коленки и голову. сложно...
Но мне так сильно не хочется жить без бабочек внизу живота.
....
И когда на рассвете заплачет по мне Ванильный бог,
Океан родит в себе тысячи слез-жемчугов.
Я улыбнусь тебе.

Рина,

Потрясающе нежно, чувственно. Такое впечатление, что когда слова этого стихотворения касаются губ, то от их жестокости и ласки можно сойти с ума, хочется застонать.

Ооо, Маль! Я

Ооо, Маль! Я конечно могу ошибаться, но кажется здесь у тебя целых два героя!)
Очень-очень Нра!
"Я пачкаю небо грозою," - не пачкаю, а украшаю)
"И ты все так же лежишь - в неба душа, а в потолок - плевками." - опечатка. Но круто.
"И ты не сжигаешь мосты. Зачем? Ведь заминировать можно." - кажется, смысла в строке нет, а может, и есть, а может нет, но она забавна)
"Но мне так сильно не хочется жить без бабочек внизу живота." - какой-то странный образ, но ладно. Автору видней)
"Я улыбнусь тебе." - )))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

Есть на свете чудесатое существо...
Маленький Рыж)