Наша жизнь...

Что наша жизнь представляет собой?
Что все мы делаем в этом мире?
Желто-бурый дым валит над трубой.
Я смотрю в окно, сидя в своей квартире,
Один на один со своей головой.

Вся наша жизнь – зебра дороги,
Где черные полосы сменяют белые,
Где каждого гложут свои тревоги.
И глупые мысли, как фрукты неспелые,
Сидят в головах. Размышленья о боге…

А что, если так? А могу ль я решать?
А если судьба где-то там предначертана,
И я не смогу ни чему помешать.
И чья-то вина будет не опровергнута,
В его приговоре поставят печать.

Жизнь так страшна, но она и прекрасна.
Здесь лучшие люди всегда умирают,
А над головою – небо ясное.
Поэтов находит пуля шальная,
И за чужие грехи они погибают.

Все человечество в язвах пороков.
Мы к чему-то стремимся и нам всегда мало.
И мы забываем мудрых уроки.
А ночью от страха под одеяло,
Чтоб нас от всех бед земных укрывало.

Мы верим в идолов и черную кошку,
А по субботам ходим в церковь.
Мы врем за спиной, вроде бы и немножко,
А когда нас прижмут кричим: «Поверь нам!
Виновен не я, а вот тот – у окошка»

Мы смотрим вокруг сквозь цветные очки
И видим все так, как бы нам хотелось.
И бегают радостно наши зрачки,
А на нас смотрит снайпер, сквозь линзу целясь,
Для него мы – мясо, мы – просто цели…

А в небе ночами месяц светится,
Кораблям в океане путь освещая.
И где-то в космосе планеты вертятся,
И думают «жизнь прекрасна» за чашкой чая
Разные люди, свой мозг очищая.

И мне хочется верить, что счастье сбудется,
Что люди возвысят честь, благородство и
Будет доволен, кто честно трудится,
А я сам за собой замечаю подлости.
Кто будет нас за собой вести?

Каждый из нас несет свой крест,
Хотя многие о нем просто не знают.
И каждого слово имеет вес,
Но общества мнение нам мешает,
И всем все равно, что за них решают.

И нам наплевать на судьбы других:
Что там, за углом, человек умирает.
Пусть души людей врачует стих,
Пусть в них добро, а не зло побеждает,
Пусть каждый любит, каждый страдает…

И тогда страданье породит состраданье,
И обыденным станет калеке подать,
И слезу уронить от чьего-то рыданья.
Но рабы мы всего, что жалко отдать.
Увы, так было и будет всегда.

И если бог где-то есть, - это место не здесь.
Он заходит сюда иногда, но всегда
Не тогда, когда нужен тебе, и судьбе
На всех нас наплевать, всем дано умирать,
Иль ее все же может человек изменять?

Можем ли мы изменить судьбу?
Кому же это дано понять?
И как человеку снять табу,
За которым дано грядущее знать?
Да никак. Остается лишь в пропасть кричать.

Видимо, все мы – пешки рока
В его большой, жестокой игре
Под названием «жизнь», и мы все до срока
Не увидим правды и света в норе.
Дураки, мы распяли пророка…