Наталье Николаевне

Дрянная девочка! Я так хотел сложить весь мир к твоим ногам,
уже, сверкнув металлом, вынул меч из ножен,
чтоб покорять его…, и обмер! Сердце – пополам
от слов твоих. Я умер. Стал я вновь на всех похожим.
Но где-то в глубине глухой души
таится все ж слепое безрассудство….
Дрянная девочка! Ты так любила барыши!
Ты так любила пьяное безумство!
Была красива ты! Я так хотел тебя прижать всем телом к небу!
Почти случился я с тобою, как поэт.
Почти поверил я, что все, что серо – бело,
и излучает дивный, яркий свет!
Дрянная девочка! Ты так любила песни под гитару.
Хоть не мои. Но их любил и я,
как не любила ты меня. Еще любил я полуночные кумары:
после которых, только, ты была моя.
Любовь моя! Кто нынче гладит твои ноги!
Нет, я не враг ему, я просто дурачок,
что попятам твоим обочиной дороги,
идет и шепчет бредни в кулачок.

Быть может, зря тебе во всем сейчас признался.
Ну не на исповедь идти, помилуй бог.
И жизни я себя лишать не буду, с ней уже расстался,
когда ступил я в никуда чрез твой порог.