Навеяно.

Все мы сидим, склонив голову набок, как собаки. Ждём кость или удар палкой. Из одних и тех же рук. Внимательно слушаем или громко лаем. Визгливо, истерично или глухо и низко, прислушиваясь к собственному голосу. Заглядываем в глаза прохожих, таких же дворняг как мы, а может быть породистых и холёных. Пугаемся добрых глаз, обречённо встречаем жестокость. В мгновение ока превращаемся в слепых котят, ничуть не удивляясь собственной метаморфозе. Тычемся друг в друга носами, словно надеясь в один прекрасный момент наткнуться на истину. Спотыкаемся и как свиньи валимся в грязь, довольно хрюкая и всхлипывая. Как обезьяны учимся пользоваться палкой и камнем, неуклюже роняя и ломая их. Мы летаем как птицы, пусть угрюмо и неуклюже, но гордо говорим об этом. Мы симпатичны как волчата и свирепы как взрослые волки. Спим как медведи и поём как жаворонки. Мы пятнисты как жирафы и полосаты как зебры. Зубасты как крокодилы и безобидны как полевая мышь. Подлых мы называем крысами, хитрых - лисами, трусливых - зайцами.
Говорят, они похожи на нас, в них мы ищем что-то человеческое. Все мы животные. И все мы ждём своего капкана, прозябая во лжи, подлости и собственном ничтожестве. Мы - часть мира. Убогая его часть. И именно это нас от них отличает.