Не вытрет никто...

Не вытрет никто слёз моих,
Отчего же так жаль мне себя?
Я внушил себе больше двоих –
Тех, что и не живут для меня.

Обвинил, отыскал всё дерьмо,
Что копилось годами во мне,
Вдруг заполнило властно оно
Свет и солнце, и день в январе.

Испугавшись, я глухо ушёл
В стены ватные, мнимый покой,
Слишком длинно в болезни прошёл,
И почти распрощался с собой.

Напряжённо ответов ищу,
И умом понимаю я их,
Не справляюсь, не вижу и мщу
Сам себе за неправедных сих.

Слишком грешен? Прощенья просил
У далёких и близких, родных,
Всех, кого без труда обвинил
Я в поступках трусливых своих.

Что же дальше? Вопрос и ответ,
Что просился и просится вновь.
Есть ли выход, и что за совет
Тщусь услышать? Любовь? Нелюбовь?

Отрицание жизни опасно,
И опасен мой дивный синдром,
Я хотел выбирать не напрасно,
И ходить не с путсым бы ведром.

Отчего же я всё отрицаю –
Всех любимых и жизнь самою,
Так недолго и вовсе растаять,
И уйти безвозвратно во мглу.

Я бумаге опять поверяю
Мысли, страхи, сомненья, судьбу,
И к Господнему свету взываю –
Я живу, хоть страдаю, живу.

Я живу, и хоть парою строчек
Остаюсь, остаюсь, остаюсь,
Остаюсь, и звенит мой звоночек –
Обязательно к свету вернусь.